Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



Всесвітній день боротьби із запальними захворюваннями кишечника
день перший
день другий

Коморбідний ендокринологічний пацієнт

Всесвітній день боротьби із запальними захворюваннями кишечника
день перший
день другий

Коморбідний ендокринологічний пацієнт

Газета "Новини медицини та фармації" 9 (583) 2016

Повернутися до номеру

Углеводный обмен у молодых женщин с первичным ожирением

Автори: Манская Е.Г., Хижняк О.О. - ГУ «Институт проблем эндокринной патологии им. В.Я. Данилевского НАМН Украины», г. Харьков, Украина

Рубрики: Ендокринологія

Розділи: Клінічні дослідження

Версія для друку

Статья опубликована на с. 32 (Укр.)

 


За последние десятилетия стремительно выросло число лиц с первичным ожирением, что обусловлено доступностью разнообразных продуктов питания и автоматизацией жизни [1]. Систематическое употребление высококалорийной, в частности, богатой быстрыми (простыми) углеводами пищи и малоподвижный образ жизни приводят к повышению в крови уровня постпрандиальной гликемии, развитию инсулинорезистентности и, как следствие, развитию сахарного диабета (СД) 2-го типа [2].


В процессе филогенеза человеческий организм формировался в условиях потребления количества пищи, эквивалентного затрачиваемой энергии [3–5]. Известно, что потребление пищи не только компенсирует энергозатраты, но и улучшает психологическое состояние человека посредством выработки биологически активных веществ, оказывающих морфиноподобный эффект (с легкой эйфорией и достаточно часто — ​с пищевой зависимостью) [6–8].
Фактором, который является основополагающим в развитии первичного ожирения, является алиментарный. Доказано, что ожирение, которое манифестировало в детском и пубертатном периодах жизни, является предиктором формирования во взрослом возрасте метаболического синдрома, раннего атеросклероза, инсулинорезистентности, СД 2-го типа и связанных с ним сосудистых осложнений, а также повышенным риском развития онкологических заболеваний [9–15].
Цель: исследование нарушений углеводного обмена у молодых женщин с первичным ожирением.

Материалы и методы

Обследовали 241 женщину молодого возраста — 16–45 лет (средний возраст — ​28,5 ± 7,0 года) с первичным ожирением (индекс массы тела от 26 до 62 кг/м2), которые находились на обследовании и лечении в клинике ГУ «Институт проблем эндокринной патологии им. В.Я. Данилевского НАМН Украины».
Все пациентки были разделены на группы в зависимости от возраста манифестации прибавки массы тела: I группа — ​лица, у которых ожирение манифестировало в детском и пубертатном возрасте (n = 164), средний возраст — ​26,0 ± 7,5 года, и II группа — ​лица, у которых ожирение развилось в постпубертатный период (n = 77), средний возраст — ​31 ± 8 лет.
Степень ожирения определяли по индексу массы тела согласно критериям ВОЗ [16], тип ожирения оценивали по общепринятому индексу соотношения объема талии к объему бедер (ОТ/ОБ) [17, 18]. Гиноидный или андроидный тип ожирения определяли по критериям NCEP — TP III (National Cholesterol Education Program — Adult Treatment Panel III), учитывая, что нормальное соотношение ОТ/ОБ для женщин составляет не более 0,85 [19].
Оценку состояния гомеостаза глюкозы осуществляли согласно рекомендации Американской диабетической ассоциации [20]. Уровень глюкозы крови натощак (Глю0) (ммоль/л) и в течение стандартного перорального теста толерантности к глюкозе (ОТТГ), который проводился через 30 (Глю30), 60 (Глю60), 90 (Глю90) и 120 (Глю120) мин после стандартной нагрузки 75 г глюкозы, определяли в плазме капиллярной крови глюкозооксидазным методом на анализаторе Biosen C-line (EKF, Германия). Оценка результатов ОТТГ проводилась в соответствии с рекомендациями ВОЗ.
Определение гликированного гемоглобина HbA1c в крови (%) определяли фотоколориметрическим методом при помощи коммерческого набора реагентов АО «Реагент» на фотоэлектрическом фотометре КФК‑3.
Для определения содержания инсулина в крови (мME/мл) использовали коммерческие наборы реактивов фирмы «ELISA» (DRG Diagnostics, США).
Статистическая обработка данных проводилась с помощью стандартного пакета статистических программ Microsoft Office, Statistica 6.0 с определением основных статистических показателей ряда M, m, σ. Межгрупповые различия оценивали по параметрическому критерию t-Стьюдента, критерию χ2, уровень значимости р < 0,05.

Результаты

Исследование глюкозы крови позволило установить, что в целом по группам уровни базальной гликемии варьировали в широких пределах (2,6–11,81 ммоль/л), однако средние значения были в пределах нормальных показателей: 4,35 ± 1,00 и 4,59 ± 1,04 ммоль/л (p > 0,01) (в I и II группах соответственно). Данный показатель не выявил достоверных отличий в исследуемых группах. Средние уровни базальной и стимулированной глюкозой гликемии представлены в табл. 1.
Однако при проведении стандартного ОТТГ среди пациенток I и II групп были выявлены статистически значимые отличия, которые проявляются уже с 30-й минуты от начала проведения теста. Выявлено, что гликемия на 30-й минуте в I группе составила 6,70 ± 1,6 ммоль/л, а во II группе — ​7,29 ± 1,95 ммоль/л (р = 0,01). На 60-й минуте были получены следующие результаты: 6,39 ± 1,91 и 7,47 ± 2,40 ммоль/л (в I и II группах соответственно) (р < 0,001). Существенные отличия были получены через 2 часа от начала проведения ОТТГ: 4,43 ± 1,33 ммоль/л — ​в I группе, 5,17 ± 1,78 ммоль/л — ​во II (р = 0,000). Распределение гликемии графически представлено на рис. 1.
У 27,38 % пациенток регистрировали «плоскую» гиперинсулинемическую кривую, что свидетельствует о напряжении адаптивных возможностей поджелудочной железы, которое усугубляется развитием инсулинорезистентности.
При сравнении углеводного обмена в зависимости от типов ожирения в исследуемых группах было выявлено, что у женщин с гиноидным типом ожирения I и II групп достоверно значимых отличий не было выявлено, что может быть обусловлено конституциональными особенностями. Однако при сравнении групп женщин с андроидным типом ожирения I и II групп были выявлены достоверно значимые отличия, начиная с базальной гликемии и с последующими 30-минутными интервалами. Результаты представлены в табл. 2.

Обсуждение результатов

Показатель HbA1c составил 5,02 ± 0,72 и 5,30 ± 0,93 % в I и во II группах соответственно, р < 0,05. Средние уровни инсулина в I группе — ​25,99 ± 17,83 мМЕ/мл и во II — ​20,18 ± 13,64 мМЕ/мл, что было достоверно значимо (р < 0,05). Индекс НОМА был повышен у 64 % больных еще при отсутствии нарушений гликемии в течение суток на фоне стандартной диеты. Статистически достоверно значимых отличий индекса НОМА в группах не было выявлено. Результаты представлены в табл. 3.
При изучении особенностей углеводного обмена впервые диагностирован сахарный диабет у 16 больных (6,6 %) среди пациенток обеих групп (4,87 % — ​в I группе и 9,0 % — ​во II). Нарушения толерантности к глюкозе были выявлены у 15,85 % (n = 26) и 27,27 % (n = 21) больных (I и II групп соответственно).
Увеличение популяции женщин старшей возрастной группы, широкая распространенность метаболического синдрома и связанное с ним увеличение степени риска сердечно-сосудистых заболеваний определяют необходимость изучения патогенетической взаимосвязи между отдельными компонентами данного синдрома. С учетом обратимости метаболических нарушений при проведении патогенетической терапии раннее выявление факторов риска развития менопаузального метаболического синдрома является резервом для снижения частоты метаболических нарушений.

Выводы

Несмотря на преобладание алиментарного фактора в развитии первичного ожирения, среди женщин молодого возраста у 64 % выявлены клинико-лабораторные признаки инсулинорезистентности, из них 19,5 % — ​нарушение толерантности к глюкозе и 6,6 % — ​манифестный СД 2-го типа. Частота нарушений углеводного обмена у этой когорты пациентов не зависела от возраста манифестации заболевания.

Список літератури

Список литературы находится в редакции  

Повернутися до номеру