Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Emergency medicine" №7(102), 2019

Back to issue

Priorities of a roadmap for further study of sepsis and septic shock developed by the Surviving Sepsis Research Committee experts — SSRC 2018

Authors: Мальцева Л.А., Мосенцев Н.Н., Мосенцев Н.Ф., Базиленко Д.В., Лисничая В.Н.
ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», г. Днепр, Украина

Categories: Medicine of emergency

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Погоджувальний комітет із 16 міжнародних експертів, що представляють Європейське товариство інтенсивної терапії (ESICM) і SCCM, спільно визначили послідовні пріоритети в лікуванні, епідеміології, результатах сепсису і септичного шоку. Дослідницький комітет із виживання при сепсисі (Surviving Sepsis Research Committee — SSRC) виділяє 26 пріоритетів при сепсисі й септичному шоці з аналізом рекомендацій керівництва щодо лікування сепсису SSC Guidelines 2016, визначаючи провали в розумінні механізмів розвитку і прогресування сепсису і його лікуванні, складаючи дорожню карту для досліджень при сепсисі й септичному шоці. Дослідницькі пріоритети визначені, і результати подані у вигляді питань, згрупованих за алфавітом: А. Топ-6 дослідницьких пріоритетів; В. Інфекції; С. Рідини та вазопресори; D. Ад’ювантна терапія; Е. Діагностичні шкали/ідентифікація; F. Управління/епідеміологія; G. Стан пацієнтів після ВІТ (POST-ICU); H. Базисні/транснаціональні знання.

Согласительный комитет из 16 международных экспертов, представляющих Европейское общество интенсивной терапии (ESICM) и SCCM, совместно определили последовательные приоритеты в лечении, эпидемиологии, исходах сепсиса и септического шока. Исследовательский комитет по выживаемости при сепсисе (Surviving Sepsis Research Committee — SSRC) выделяет 26 приоритетов при сепсисе и септическом шоке с анализом рекомендаций руководства по лечению сепсиса SSC Guidelines 2016, определяя провалы в понимании механизмов развития и прогрессирования сепсиса и его лечении, составляя дорожную карту для исследований при сепсисе и септическом шоке. Исследовательские приоритеты определены, и результаты представлены в виде вопросов, сгруппированных по алфавиту: А. Топ-6 исследовательских приоритетов; В. Инфекции; С. Жидкости и вазопрессоры; D. Адъювантная терапия; Е. Диагностические шкалы/идентификация; F. Управление/эпидемиология; G. Состояние пациентов после ОИТ (POST-ICU); H. Базисные/транснациональные знания.

A consensus committee of 16 international experts representing the European Society for Intensive Care Medicine and the Society of Critical Care Medicine identified successive priorities in the treatment, epidemiology, outcomes of sepsis and septic shock. The Surviving Sepsis Research Committee outlines 26 priorities for sepsis and septic shock, analyzing the recommendations of the 2016 Surviving Sepsis Campaign Guidelines for the treatment of sepsis, determined failures in knowledge of the mechanisms of development and progression of sepsis and its treatment, making a roadmap for studies in sepsis and septic shock. Research priorities are identified and the results are presented in the form of questions grouped alphabetically: a) top of six research priorities; b) infections; c) fluids and vasopressors; d) adjuvant therapy; e) diagnostic scales/identification; f) management/epidemiology; g) condition of patients after intensive care unit (post-ICU); h) basic/transnational knowledge.


Keywords

сепсис; пріоритети дорожньої карти; Surviving Sepsis Campaign Guidelines

сепсис; приоритеты дорожной карты; Surviving Sepsis Campaign Guidelines

sepsis; roadmap priorities; Surviving Sepsis Campaign Guidelines

Введение

Согласительный комитет из 16 международных экспертов, представляющих Европейское общество интенсивной терапии (ESICM) и SCCM, совместно определили последовательные приоритеты в лечении, эпидемиологии, исходах сепсиса и септического шока [1].

Исследовательский комитет по выживаемости при сепсисе (Surviving Sepsis Research Committee — SSRC) выделяет 26 приоритетов при сепсисе и септическом шоке с анализом рекомендаций руководства по лечению сепсиса SSC Guidelines 2016, определяя провалы в понимании механизмов развития и прогрессирования сепсиса и его лечении, составляя дорожную карту для исследований при сепсисе и септическом шоке.

Целью настоящей работы является информирование коллег о приоритетах дорожной карты для дальнейшего изучения сепсиса и септического шока, разработанной экспертами SSRC, опубликованной в журнале Critical Care Medicine в 2018 году.

Исследовательские приоритеты определены, и результаты представлены в виде вопросов, сгруппированных по алфавиту.

А. Топ–6 исследовательских приоритетов:

1. Может ли направленная персонализированная прецизионная (точная) медицина определять вид терапии для каждого пациента в определенное время?

2. Каковы идеальные конечные точки для жидкостной ресусцитации и какой должна быть титрованная объемная ресусцитация?

3. Должны ли быстрые диагностические тесты быть внедрены в клиническую практику?

4. Должна ли использоваться комбинированная антибактериальная терапия при сепсисе и септическом шоке?

5. Каковы предикторы долгосрочной заболеваемости и летальности при сепсисе?

6. Какая информация идентифицирует органные дисфункции?

В. Инфекции:

1. Должна ли использоваться эмпирическая комбинированная антибактериальная терапия при сепсисе и септическом шоке? Известно, что комбинированная антибактериальная терапия увеличивает клиренс патогенов, повышает риск формирования резистентных патогенов. Провалы в знаниях: низкое качество доказательств указывает на недостаточный спектр назначенных в комбинации антибиотиков при мультирезистентных патогенах. Направление будущих исследований: продолжение адекватных рандомизированных клинических исследований, определение оптимальных комбинаций антибиотиков.

2. Следует ли учитывать фармакокинетику и фармакодинамику антибиотиков для улучшения исходов при сепсисе?

3. Должны ли использоваться противовирусные препараты у пациентов с иммуносупрессией?

4. Должны ли внедряться быстрые диагностические тесты в клиническую практику?

С. Жидкости и вазопрессоры:

1. Каковы идеальные конечные точки для жидкостной ресусцитации и как должна титроваться объемная ресусцитация?

2. Какие жидкости оптимальны при ресусцитации у больных с сепсисом?

3. Какие исследования оптимальны для выбора, титрования дозы и эскалации вазопрессорной терапии?

D. Адъювантная терапия:

1. Может ли целенаправленная персонализированная прецизионная медицина определять вид терапии для каждого пациента?

2. Определить эффективность методов очистки крови (таких как абсорбция токсина, адсорбция цитокинов и плазмаферез).

3. Какой метод доставки нутриентов является идеальным, включая способ доставки, время и состав смеси, а также их зависимость от гемодинамического статуса?

4. Какова роль легочной протективной вентиляции у септических пациентов без острого респираторного дистресс–синдрома?

E. Диагностические шкалы/идентификация:

1. Какая идентификация нужна для определения органной дисфункции? Поиск золотого стандарта для определения сепсис–ассоциированной органной дисфункции должен быть про– должен.

2. Как должен осуществляться скрининг для выявления сепсиса в различных условиях? Согласно определению сепсиса как жизнеугрожающей органной дисфункции, вызванной дисрегуляторным ответом на инфекцию (SEPSIS — 3), скрининговая модель сепсиса включает элементы органных дисфункций (qSOFA, SOFA).

3. Как следует идентифицировать септический шок? Критерии: гипотензия, потребность в вазопрессорах, лактат > 2 ммоль/л. Лактат коррелирует с перфузионными нарушениями и ассоциируется с нарушениями метаболизма.

4. Какая госпитальная клиническая информация ассоциируется с улучшением клинических исходов при сепсисе? Важной является динамика баллов SOFA, APACHE II; менее изучены когнитивные расстройства и их значение в клинических условиях. Требуется продолжение исследований с использованием моделирования сепсиса у животных, новые исследовательские дизайны и встречи исследователей с обсуждением результатов.

F. Управление/эпидемиология:

1. Какова оптимальная модель при лечении сепсиса? Вопрос включает раннюю диагностику в отделениях неотложной помощи, организационную структуру госпиталей и отделений интенсивной терапии, внедрение программы мультидисциплинарного ведения.

2. Какова эпидемиология сепсиса и ответ на лечение? Исследования должны включать изучение как факторов патогенов, так и собственный ответ организма–хозяина.

3. Возможна ли стратификация риска сепсиса, основанная на панелях биомаркеров:

— мы пока не имеем корректных биомаркеров;

— у нас нет адекватных, корректных исследований роли биомаркеров;

— нет простых и удобных биомаркеров для идентификации сепсиса.

Исследования должны продолжаться.

G. Состояние пациентов после ОИТ (POST–ICU):

1. Каковы отдаленные проявления заболеваемости, летальности при сепсисе? После перенесенного сепсиса у пациентов наблюдается постсептический синдром, включающий:

— когнитивные расстройства;

— эмоциональные нарушения;

— физические нарушения;

— органные дисфункции.

2. Каковы предикторы отдаленных проявлений заболеваемости и летальности при сепсисе? Повышение летальности наблюдается у больных после сепсиса с тремя и более органными дисфункциями. На прогноз влияют возраст, пол, коморбидная патология, определяемая по шкале Charlson Comorbidity Index Score.

3. Какие потенциальные госпитальные интервенции могут улучшать отдаленные исходы? Улучшение отдаленных исходов ассоциируется:

— с оптимизацией стратегии диагностики сепсиса;

— лечением пациентов с сепсисом в ОИТ;

— альтернативными режимами антибиотикотерапии, основанными на определении чувствительности патогенов к антибиотикам.

4. Могут ли потенциальные реабилитационные интервенции улучшать исходы после перенесенного сепсиса? Исследования оценки влияния реабилитационных интервенций на отдаленные исходы у пациентов при сепсисе подтверждают их эффективность и должны быть продолжены.

H. Базисные/транснациональные знания:

1. Какие механизмы лежат в основе сепсис–индуцированной клеточной и субклеточной дисфункции? Изучение механизмов, вызывающих клеточные повреждения, и их связи с проявлениями тканевой гипоперфузии представляется приоритетным исследованием.

2. Как происходит повреждение биоэнергетики и/или метаболизма при сепсисе? Нарушения метаболизма при сепсисе давно известны, роль митохондриальной дисфункции в патогенезе сепсиса установлена ранее и требует дальнейшего изучения.

3. Какие механизмы лежат в основе специфических сепсис–индуцированных изменений в микробиоте? Является ли восстановление жизненной микробиоты фактором, влияющим на исход при сепсисе? В этом вопросе больше клинических наблюдений, чем базисных знаний с применением трансплантации фекальной микробиоты, использованием пробиотиков и пребиотиков, симбиотиков и селективной деконтаминации желудочно–кишечного тракта.

4. Какие медиаторные механизмы являются значимыми для выздоровления при сепсисе? Метаболические, иммунные, эндокринные, интестинальные, нейрональные и сосудистые механизмы опосредуют выздоровление при сепсисе. Субклеточные и клеточные и/или тканевые и органные дисфункции должны быть нормализованы в инициации механизмов выздоровления.

Несмотря на то что наши представления о сепсисе за последние 20 лет значительно трансформировались и расширились, летальность при этой патологии остается высокой. Причины этого носят многофакторный характер, и заполнение провалов в знаниях должно осуществляться постоянно.

Выделенные экспертами исследовательского комитета SSRS приоритеты для изучения являются катализаторами будущих исследований при сепсисе.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии какого–либо конфликта интересов и собственной финансовой заинтересованности при подготовке данной статьи.


Bibliography

1. Coopersmith C.M., De Backer D., Deutschman C.S., Ricard F. et al. Surviving Sepsis Campaign: Research Priorities for Sepsis and Septic Shock. Critical Care Medicine. 2018. Vol. 46, issue 8. P. 1334-1356.

Back to issue