Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 13 (589) 2016

Back to issue

Этюды истории классической неврологии

Authors: Сиделковский Алексей Леонович
директор клиники современной неврологии «Аксимед», кандидат медицинских наук, врач-невролог высшей категории
Догузов Василий Дмитриевич
заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины МЗ Украины, координатор EAMHMS по Центральной и Восточной Европе

Categories: Neurology

Sections: Нistory of medicine

print version

Статья опубликована на с. 24-26 (Мир)

 

Предисловие

Авторы монографии «Этюды истории классической неврологии» Сиделковский А.Л. — директор клиники современной неврологии «Аксимед» и Догузов В.Д. — заведующий научно-методическим отделом Национального музея медицины Украины решили приоткрыть занавес уникальной книги, посвященной истории молодой науки с древними корнями — неврологии. Данное издание позволяет проследить основные ветви развития этой отрасли медицины, преемственность и взаимопроникновение научных школ и направлений.
Биографические и исторические эссе в сочетании с уникальным иллюстративным материалом и нередко малоизвестными историческими фактами позволяют читателю заглянуть в увлекательную историю изучения нервной системы.
 
...В начале было Слово (Евангелие от Иоанна 1:1)
Прометеи науки
Несмотря на молодость неврологии как отдельного направления в медицине, со всеми проблемами, которыми сегодня занимаются неврологи, человечество сталкивалось и тысячи лет назад. Не обладая современным диагностическим и лечебным инструментарием, острый человеческий ум все же делал эмпирические наблюдения и старался понять и победить болезнь. Еще задолго до «отца медицины» Гиппократа, пять тысяч лет назад, египтяне уже описывали симптомы нервных болезней. Так, в папирусе Эдвина Смита есть описание спастической гемиплегии, а также снижения чувствительности и паралича при поражениях спинного мозга. Будучи талантливыми и многоопытными операторами, египетские жрецы оставили описания головного мозга и его оболочек, равно как и процедуры извлечения мозга через нос при бальзамировании умерших, о которых заботились чуть ли не больше, чем о живых. И у египтян, и у ассирийцев находим также описания состояний, похожих на нарушение мозгового кровообращения.
Индийские трактаты «Аюрведа» и «Атхарваведа», в свою очередь, дарят читателю сведения об обмороках, солнечных ударах, апоплексии, мигрени, головных болях, эпилептических припадках. Особых высот достигли китайские врачеватели, выработавшие на основе многовекового опыта ряд методов, часть которых живы и поныне. Рефлексотерапия, иглоукалывание, прижигания широко известны и распространены и за пределами Азии.
Гиппократ Великий (ок. 460–370 гг. до н.э.)
Золотой век греческой науки, философии и искусств относят к V веку до нашей эры, эпохе правления афинского стратега Перикла. Уже тогда много путешествовавшие, воевавшие и торговавшие греки смогли на основе сплава привнесенных знаний и собственных умозаключений достичь высот в философии, риторике, литературе, драматургии, педагогике, математике, физике, военном деле и медицине.
Исследователи истории неврологии называют этот период и периодом прогресса в изучении нервной системы человека. Так, философ и ученый Анаксагор после проведения собственных анатомических исследований выделил два отдела нервной системы: центральный и периферический. В трудах других авторов находим рассуждения о природе сна, передаче ощущений, об оболочках и полушариях мозга.
Согласно распространенной легенде, величайший врач Античности Гиппократ Великий с острова Кос учился своему искусству у египетских мудрецов. В отношении неврологии наследие Гиппократа примечательно наличием описаний апоплексии, спондилита, гемиплегии и параплегии. Его трактат «О священной болезни» был важнейшим для понимания неврологии и эпилепсии. Гиппократу уже было известно, что конечности парализуются на стороне, противоположной участку поражения головного мозга. Большое значение он придавал и учению о выделенных им четырех типах темперамента.
Кроме текста врачебной клятвы, об «отце медицины» напоминают нам такие термины, как «маска Гиппократа», «скамья Гиппократа» и до сих пор часто цитируемый в статьях по неврологии Corpus Hippocraticum — наиболее известная подборка его трактатов.
Эта болезнь представляется мне нисколько не божественней остальных. Начало она ведет, как и другие болезни, по наследству, причина этой болезни, как и прочих великих болезней, есть мозг. 
Гиппократ об эпилепсии — «священной болезни»
Гален (129–200 / 216)
Одним из ярчайших представителей римской медицины периода империи небезосновательно считают Галена. Грек по происхождению, опытный врач гладиаторов, живший во II веке н.э., он еще на протяжении полутора тысяч лет оставался непререкаемым авторитетом. Гален не только наблюдал последствия тяжелейших травм своих подопечных, но и своим искусством смог радикально снизить смертность среди них. Его почетное место справедливо и в отношении неврологии.
Если можно требовать чего‑либо лучшего и более совершенного, то это в вещах, не достигших совершенства, но не в тех, которые безупречны. Мозг — источник ощущения и начало всех нервов.
Гален. О назначении частей человеческого тела. Том 1. Книга 3. Глава 11
Особенно долго, почти полторы тысячи лет, держались Галеновы анатомические воззрения, в том числе и ошибочные. Тем не менее, проведя множество опытов на животных и вскрытий тел, именно Гален предложил неизменный на протяжении веков способ вскрытия мозга, классифицировал большинство из крупных структур головного мозга, описал 7 пар черепно-мозговых нервов, 30 пар спинальных, около 300 мышц. Ему принадлежит постулат о том, что без нерва невозможно ни одно произвольное движение. Этот врач также известен своими описаниями эпилепсии и различных параличей.
На практике, производя опыты на животных, Гален показал потерю чувствительности и отсутствие движений ниже места рассечения спинного мозга. Его имя носит крупнейшая вена головного мозга и так называемые галеновы препараты, применяемые и поныне. И все это — лишь малая часть наследия этого выдающегося человека, заложившего пусть не всегда ровный, но прочный фундамент для последующих поколений ученых.
Авиценна (980–1037)
Продолжая традиции Античности, средневековая медицина Востока сохранила и приумножила знания, на много веков утраченные Европой. Трактаты лучших врачей мусульманского мира, будучи переведены на латынь, вернули европейцам утерянное и подарили новое. Но лишь немногие медицинские трактаты могут сравниться по популярности с «Каноном врачебной науки» великого ученого Авиценны. Хотя медицина была лишь одной из множества наук и искусств, в которых он проявил себя, именно мастерство врачевателя и познания о болезнях и их лечении снискали ему славу. Много веков латинский перевод «Канона» был главной настольной книгой любого уважающего себя врача Европы и основой медицинского образования. Не обойдены в этом многотомном труде и вопросы неврологии. Мозгу Авиценна отводил роль одного из важнейших органов, наряду с сердцем и печенью. Великий врач прошлого считал, что органы обмениваются между собой так называемыми «силами». Причем указывал, что движущая сила проходит через нервы, которым он посвятил шесть параграфов. Значительное внимание Авиценна уделял вопросам боли, параличам, головокружениям, эпилепсии. Изучая особенности сна, он делал выводы о темпераменте человека и состоянии его мозга. Оставаясь в корне своего учения заложником гуморальной теории античных времен, он все же был весьма прозорлив в наблюдениях, касающихся клинических проявлений, симптомов и последствий заболеваний, четко прослеживал сезонность обострения некоторых из них. Диагностируя патологию нервной системы, Авиценна детально разбирал характеристику болей и головокружений, состояние сосудов склеры, реакцию зрачка на свет и нагрузку. Значительную часть его наследия составляют и описания лекарственных средств, в подавляющем большинстве природного происхождения.
Умеренно и своевременно занимающийся физическими упражнениями человек не нуждается ни в каком лечении, направленном на устранение болезни.
Авиценна о физических упражнениях
Парацельс (1493–1541)
Уроженец Швейцарии Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, более известный как Парацельс, является одной из ярчайших фигур в европейской медицине. Как знаток алхимии он справедливо считал, что все живое состоит из химических элементов. Поэтому Парацельс начал использовать химические вещества для лечения, ввел понятие дозы, говоря: «Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным». Предполагают, что его знаменитая «золотая микстура» — «Aurum potabile», или «питьевое золото», от эпилепсии и параличей являлась суспензией мельчайших частиц золота.

Неврологическую терминологию Парацельс обогатил терминами «пляска святого Витта» (по имени святого, у чьей часовни исцелялись от этой «пляски») и «хорея» (греческий хороводный танец), указал он и на истерическую природу данных явлений. Средневековую Европу, жившую в атмосфере церковных догм, нищеты, голода и постоянного страха конца света, регулярно охватывали «эпидемии» подобных плясок — психогенных судорог. Огромные толпы людей танцевали до изнеможения и падали без сил. Парацельсу принадлежит также описание ганглиарной цепочки.
Характер врача может оказать на больного более сильное воздействие, чем все применяемые им лекарства. 
Парацельс о роли врача в лечении

Несмотря на целый ряд прогрессивных идей, Парацельс многое претерпел за свое новаторство. И что было уж совершенно неприемлемо для его коллег, так это чтение лекций не на латыни, а на разговорном немецком, и простой халат вместо роскошного официального докторского одеяния.
Констанцо Варолий (1543–1575)
На рубеже Средневековья и Нового времени научная революция продолжалась не только в понимании химической природы вещей, но и в анатомии. Несмотря на колоссальное сопротивление церкви, трудились такие великие итальянские анатомы, как Андреас Везалий и Констанцо Варолий.
Варолий был учеником Джулио Чезаре Аранцио, который, в свою очередь, учился у Везалия. За свою короткую жизнь Констанцо обогатил науку о строении тела человека описанием черепно-мозговых нервов, впервые после галеновских времен предложил новый способ вскрытия головного мозга, продержавшийся до ХІХ века. Одной из ключевых книг его авторства была работа «О зрительных нервах», где, кроме анатомии мозга, и содержались сведения об этом способе. Череп вскрывался распилом на уровне корня носа, затем над верхним краем глазниц и сосцевидным отростком височной кости до большого затылочного отверстия черепа. Головной мозг отделяли от основания, не разрывая твердой оболочки, после чего обнажали и отделяли от спинного мозга. Также, впервые после Галена, чьи сведения на этот счет были утеряны на тот момент, итальянский анатом дал описание механизма эрекции и мышц, посредством которых она происходит.
Имя ученого наиболее известно по эпониму «варолиев мост». Констанцо Варолий первым установил и тот факт, что желудочки мозга заполнены ликвором, хотя и ошибался в вопросе его происхождения.
Рене Декарт (1596–1650)
Еще одной гранью процесса постижения человеческой природы на заре Нового времени стала механистическая теория, представление человека как сложной машины, совокупности механизмов, знание которых приоткрывает и способы их починки. Французский философ-естествоиспытатель Рене Декарт опередил свое время в описании понятия рефлекса как ответной механической реакции животного (и человеческого) организма, интуитивно подойдя к тому, что гораздо позже получило определение безусловного рефлекса. В своем трактате «О человеке» (1648) ученый описывал и так называемые «животные духи», идущие от мозга по нервам к мышцам, управляя механическими движениями тела. Это был пусть и наивный, но кардинально важный подход к пониманию нервного импульса. Он считал, что одной из основных движущих сил познания является проницательность ума, что картину мира можно построить с помощью логических рассуждений. Философское наследие Декарта было столь всеобъемлющим, что дало начало картезианству, учению, названному так по его латинизированному имени Картезий.
Мыслитель также ввел понятие стимула, внес значительный вклад в математику (декартова система координат) и методологию науки, на века предопределяя ее развитие. Говоря, что делимость частиц бесконечна, Декарт создал основу разработки волновой теории света, теории электромагнитного поля и физики элементарных частиц.
Продолжение в следующем номере...
 
 


Back to issue