Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 12 (588) 2016

Back to issue

Забыть — равносильно «предать» (отзыв на книгу «Бабин Яр»)

Authors: Гоженко А.И., Шафран Л.М.

Sections: Нistory of medicine

print version

Статья опубликована на с. 26-27 (Укр.)

 

Ничто так не искажает человеческую

природу, как маниакальные идеи.

Если человеком овладевает идея,
что все мировое зло в евреях,
масонах, большевиках, еретиках,
буржуазии и так далее, то самый добрый
человек превращается в дикого зверя.
Николай Александрович Бердяев
Эта книга была прочитана нами сразу после того, как в нашей стране отмечалась скорбная дата — 75-летие трагедии Бабьего Яра. Казалось бы, чудовищное преступление фашизма, которое однозначно осуждено всем мировым сообществом, ничего, кроме вселенской скорби, покаяния перед невинно убиенными, у нас в XXI столетии вызывать не может. Однако уроки прошлого усвоены не всеми и не полностью, а значит, и нет гарантии того, что подобные трагедии как следствие антисемитизма, ксенофобии, национализма и расизма больше никогда не повторятся. В этой связи книга И.М. Трахтенберга «Бабин Яр. Минуле і сьогодення» приобретает особое значение и предназначение.

Признание исключительности

Безусловно, что человечество неуклонно развивается как социальное сообщество интеллектуально и духовно развитых личностей. Нет нужды останавливаться на основных достижениях современного общества, его духовных и интеллектуальных достижениях — человек преображает природу, которая его породила, делая условия своего существования (материальные, духовные, интеллектуальные) все более комфортными для жизни. Мы не будем останавливаться на том, что они, эти комфортные условия, не всегда соответствуют естественным, в которых возникла жизнь, появился человек как вершина ее развития, остановимся на некоторых чисто человеческих качествах, которые и выделяют его из всей пирамиды жизни, делают ее венцом. Это, конечно же, духовное развитие, духовный мир, т.е. те качества, которые биологическую особь, млекопитающее делают человеком. Да, действительно, даже не интеллект и его достижения являются сущностью, критериальным признаком цивилизации, а духовность. Это и есть принципиально человеческое качество. А интеллект и его достижения, которые являются основой материального преобразования мира, технических и других достижений, — это лишь наивысшие достижения разума, корни развития которого находятся в рефлексии, рефлексах.
Нам, как медикам, биологам, абсолютно понятно, что именно с помощью и посредством рефлексов представители живой природы к ней приспосабливались, в ней существовали и, как человек, даже ее преобразовывали. Достижения на этом пути впечатляющие — от каменного топора до космических кораблей, замечательных творений разума, которые дают возможность человеку подниматься до вершин развития в природной среде, даже до ее преобразований, но, правда, потом человечество спохватывается, старается не срубить ствол своего развития, естественную окружающую среду. Все это так, но следует, немного утрируя, обратить внимание на то, что разум и его достижения обеспечивают в конечном итоге биологические потребности человека, его основные рефлексы — пищевой, оборонительный, репродуктивный. Причем это потребности каждой биологической особи, человека, а далеко не самого человеческого общества. Хотя мы, конечно, понимаем, что в природе отдельные особи все равно объединяются и развиваются в каких-то биологических сообществах — колониях, стаях, ибо они являются одной из форм организации жизни, позволяющих противостоять неживой природе, т.е. окружающей среде.
Если проследить эволюцию человека с биологической позиции, то надо сказать, что эволюция биологической рефлексии особи в конечном итоге становится основой его эгоцентризма и эгоизма. Сложнее обстоит дело с групповыми формами приспособления. Конечно, это семья, род, т.е. общности, основанные на генетической, биологической связи. Но человечество давно ушло в своем развитии от племенных отношений. А к чему же оно пришло, к чему должно прийти? В идеале — ко всеобщему объединению, к человечеству как единой общности, девизом которой является всеобщее равенство, базирующееся на всеобщем благе. Однако такой тренд цивилизационного развития человечества не мог быть столь резким — от биологического эгоизма до духовного альтруизма, вселенской общности. Он проходил как минимум через две основные формы организации — нацию и государство. Без этих этапов развития не могло быть человеческой цивилизации, т.к. на этих этапах еще не были созданы оптимальные материальные основы существования, решены базовые биологические индивидуальные потребности и были необходимы социальные формы организации общества, при помощи которых осуществлялось бы его развитие. Таким образом, нация, как самая большая генетически объединенная общность людей, стала следующей формой биологического развития человечества. Ее дальнейшее развитие по пути ко вселенской общности людей происходило через такие социальные институты, как государство, которое давало возможность реализации биологической когорты нации, развития на определенных территориях. Такой исторический путь проходили все народы. Безусловно, что государство, как новая социальная форма развития человечества и человека в качестве биологической особи, стало важнейшим инструментом развития общества. Однако исцелительное замыкание в нации и государстве может нести в себе и большую опасность — признание своей исключительности в ряду других государств и наций. В сущности, такого рода примитивная психология, думается нам, может рассматриваться как базирующаяся на биологическом эгоизме человека. Конечно, его степень и формы во многом зависят от истории каждой нации, но первоначально подобное явление могло иметь именно биологическую основу. Впрочем, это тема особой дискуссии среди коллег в области социальной медицины.

Об истоках, породивших трагедию холокост

В наш век, который, к сожалению, поражает воображение не столько достижениями научно-технического прогресса и информационных технологий, сколько беспределом горячих, холодных и гибридных войн, экономических кризисов и экологических катастроф, люди нередко склонны (или вынуждены?) оправдывать свою социальную инертность и эмоциональную толерантность исторической забывчивостью и стиранием событий из памяти. Но эти чередующиеся с уходом в себя и упорным молчанием слабые доводы и невнятные проявления безучастности по сути являются симптомами опасной социальной болезни, на протяжении многих десятилетий и более прививавшейся власть предержащими разных мастей и окрасок поколениям своих граждан на территории бывшей Российской империи, Германии, Италии, СССР, а также других стран и континентов. Люди начинают привыкать к таким категориям, как «больное жилье», «больная окружающая среда», «больная экономика», «больная страна», «больное общество»… Этот список может быть легко продолжен. Люди пытаются адаптироваться, привыкнуть, чтобы выжить в создавшихся (нет, скорее, хронически сопровождающих нашу жизнь и жизнедеятельность) невыносимых условиях. На это особенно эмоционально реагируют современные масс-медиа. Ограбления, изнасилования, пьяные и бизнесовые разборки, наемные киллеры и «одиночные» убийства уже не впечатляют. Нужны более мощные сигналы для пробуждения спящего разума и эмоциональной тупости. Это либо природные катаклизмы (землетрясения, ураганы, циклоны, цунами), либо артиллерийские и бомбовые удары по госпиталям, школам, жилым кварталам, десятки и сотни тысяч беженцев, военная агрессия, аннексия, попытки передела мира. Чем это, собственно, отличается от того, что уже было в современной истории: раскулачивания, политических репрессий, гетто, лагерей, душегубок и крематориев? Практически ничем. Это, конечно же, еще действует, если оно касается нас лично, родственников и друзей (в меньшей мере — сограждан). Типичная реакция: безотчетный страх и смятение, переходящие в ужас и оцепенение, уход в себя и отказ от какой бы то ни было социальной активности. Это тяжелая болезнь, корни которой уходят в историческую реальность ушедшего ХХ века, когда люди ложились спать одетыми, а рядом стоял узелок с вещами (на случай, если ночью придут). Отец одного из авторов этой статьи рассказывал, что когда они выходили из окружения в 1941 году и прошли через последний у линии фронта железнодорожный переезд в толпе бежавшего от фашистов населения, боец спросил его: «А вы видели, сколько там было немцев?» Он их не видел вообще. В отличие от этого ситуационного состояния, не видеть или пытаться забыть такие глобальные и социально значимые для человечества события и категории, как голодомор, холокост, геноцид, не только недопустимо, но и преступно. Во-первых, всякая чума, в том числе и социальная, объективно имеет склонность к рецидивам. Человеческое неразумение и слабость склоняют к попыткам объяснять себе и другим, подменить одни категории другими. Такой субститут часто используется не только в философии, социологии и психологии в теоретических выкладках, но и в реальной политике для достижения отнюдь не гуманных, а, как правило, корыстных личных и корпоративных политических, в том числе и человеконенавистнических, целей. Яркий пример тому — попытки возрождения фашистской (по оболочке — национал-социалистической) идеологии и тем более действий, отображающих эту, с позволения сказать, идеологию. Попытки обелить тех, кто хоть в какой-то мере был причастен к этим кровавым событиям, а тем более принимал непосредственное участие в кровавых расправах над еврейским населением на территории Украины (тогда погибло около 1,5 млн человек), просто кощунственны. С этим опасным явлением необходимо бороться всеми доступными силами на международном, национальном, государственном, общественном и личном уровнях. Преодоление болезни молчания и безразличия — актуальная задача не только государственных и общественных деятелей, но и простых граждан, в первую очередь работающих в таких гуманных областях, как наука и культура, образование и медицина, техника и информатика, а также всех людей, имеющих собственную гражданскую позицию в вопросах оздоровления социальной обстановки, сохранения мира и стабильного развития и укрепления межнациональных отношений. Спонтанно этот процесс идти не может, особенно в условиях, когда делаются настойчивые попытки переписать историю, вместо закономерных в таких случаях официальных извинений, направленных на укрепление межнационального мира в многонациональном государстве. Нужно обращаться к историческим фактам, давать четкие, аргументированные разъяснения молодому поколению граждан своей страны и других государств, что имеет большое гражданское, историческое, воспитательное и гуманитарное, общечеловеческое значение в современную эпоху социально-экономических кризисов, горячих, холодных и информационных войн. Выпуск новой книги по тематике холокоста в наши дни — признак социальной значимости, непреходящей актуальности проблемы, с одной стороны, и пример высокого мужества, ответственности и приверженности идеям межнациональной толерантности, сотрудничества и солидарности — с другой.
На фоне всеобщей истории развития человечества история еврейского народа привлекает особое внимание. С одной стороны, евреи имеют все атрибуты нации и на протяжении всей своей истории упорно ее сохраняют, а с другой, очень долго не имея своей территории, государства, находились в составе других государств, базирующихся на своей национальной идентичности. Естественно, всегда, на протяжении всей истории это являлось основой межнациональных конфликтов и антисемитизма. По сути, антисемитизм — одна из форм национальной ксенофобии, эта биологическая неприязнь является реализацией группового биологического эгоизма. Тяжелейшая история еврейского народа — это не только урок для всего человечества, но и демонстрация того, как биологическая природа входит в противоречие с социальной сущностью и идеалами самого человечества.
Уроки антисемитизма нужны, чтобы показать, к чему может привести ксенофобия в человеческом обществе, т.к. на пути своего развития человечество начинает двигаться от национального к интернациональному, вселенскому принципу организации цивилизации.
Ярчайшим примером этого является история создания и развития США — многонационального государства с единой американской нацией, по сути, организации не биологической, а цивилизационной. Как здесь не вспомнить историю расизма и ксенофобии в этом государстве... Сейчас это особенно актуально для Европы в связи с большими потоками мигрантов и их проблемами, с современным перемешиванием наций на территории наиболее исторически развитой цивилизации.
Антисемитизм, как форма ксенофобии, всегда вызывал неприятие и осуждение. Однако наиболее опасным и зловещим он становился в те периоды истории, когда являлся частью и даже трендом национальной политики государства. Наиболее зловещие формы и трагические последствия антисемитизм имел в фашистской Германии. То, что произошло в этот период, стало трагедией еврейского народа и грозным предупреждением всему человечеству.

Антология памяти

Одной из наиболее трагических страниц холокоста и посвящена книга И.М. Трахтенберга. Ни у кого не вызывает сомнения стремление не только не забывать трагедию Холокоста, но и писать о ней. Особенно когда повествование основывается на впечатлениях живых свидетелей, их воспоминаниях. И чем ярче и талантливее об этом написано, тем больше надежд на отклик в душах и умах наших и будущих поколений.
В этой связи книга, о которой мы ведем речь, стала знаменательным событием, посвященным памяти 75-летней трагедии Бабьего Яра. Это даже не книга, а сгусток памяти, антология памяти той страшной драмы ХХ века. Причем автор передал читателям — нам и будущим поколениям — свои мысли, мысли близких ему современников, от личных друзей и знакомых до известных писателей, поэтов, деятелей культуры. В книге представлена гражданская позиция автора, которая сформировалась за всю его большую творческую жизнь, отражена в публикациях последних десятилетий в виде мемуаров, писем, рассказов, дневников, где четко показана его активная жизненная позиция, его неприятие всех форм человеконенавистничества — от антисемитизма до расизма. Впечатляет то, что свою жизненную позицию он бесстрашно отстаивает, и как становится неловко за всех нас, в первую очередь интеллигенцию, которая не всегда занимает столь принципиальную и активную позицию.
Повествуя о содержании книги, значимости уроков памяти, явственно в ней проступающих, а также особо отмечая, что осознание трагедии холокоста призвано предостеречь от призрака этого страшного события прошлого, которое не должно быть забыто, нельзя не адресовать искренние слова признательности и автору, и издательству «Авиценна», выпустившему книгу. Подготовка и издание этого труда — органичное продолжение трагической темы катастрофы и ее последствий, которая давно волновала автора и нашла отражение в его литературном творчестве гражданской направленности. В дилогии «Остановиться, оглядеться», изданной в 2008 г., содержится раздел «Тревожные раздумья» и в нем такие очерки, как «Бацилла ксенофобии», «Возымели ли действие прошлые призывы», «Ничто не забыто», «Трагедия не должна повториться».
До этого были публикации в еженедельнике «Зеркало недели», «2000» («Будь проклят тот, кто позабыть посмеет», «Повествование о Холокосте — сердцем», «Вiдлуння Бабиного Яру», «Позорный рецидив средневековья» и другие), а также в других органах печати о проявлениях ксенофобии и антисемитизма, противостоянии разжиганию национальной розни, уроках истории, связанных с проблемами трагедии геноцида. И во всех этих публикациях просматривается четкая и активная гражданская позиция, последовательное выступление за укрепление межнационального мира на родной земле. Уместно процитировать слова, сказанные автором в заключении книги: «Сегодня, спустя 75 лет после трагедии, Бабий Яр молчалив. Но давайте постоим на его отрогах, помолчим и сердцем услышим, непременно услышим доносившиеся из недалекого прошлого крики обреченных, предсмертный плач детей и выстрелы, выстрелы… Эта книга — приглашение читателей к разговору о серьезной проблеме: как навсегда избавиться от ксенофобии и антисемитизма, которые в конечном итоге и породили трагедию Бабьего Яра… Всей правды о Бабьем Яре, о гибели каждого из тысяч и тысяч невинно убиенных мы уже не узнаем никогда, но помнить всех и каждого, соорудить в их честь Мемориал памяти жертв Бабьего Яра — наш долг… Если мы люди и живем на этой земле».
Литературный стиль И.М. Трахтенберга известен и любим читателями, в первую очередь за его «залюдненість», как пишет в предисловии академик Иван Дзюба, «шанобливість» к каждому человеку. Это выражается в том, с какой любовью автор описывает каждого человека независимо от его положения в обществе. Книгу отличает оправданное привлечение литературных материалов других авторов, особенно поэтов, творчество которых раскрывает тему холокоста, памяти о нем в поэтическом плане. Это относится и к фотоматериалам, которые дополняют историческую картину, от документирования трагедии до ее отражения в изобразительном искусстве.
Примечательны страницы, на которых автор приводит воспоминания о трагедии холокоста известного медика и общественного деятеля, академика НАМН Любомира Пирога, вице-премьера НАМН ученого-гигиениста Юрия Кундиева, выступавшего в печати по поводу пресловутого «дела врачей», ведущего и активного публициста Ивана Чекмана, увлеченно изучавшего жизнь и деятельность выходцев из Украины — лауреатов Нобелевской премии еврейского происхождения.
Особенностью книги является то, что в ней в отдельных очерках подробно рассказывается о деятельности по восстановлению еврейской культуры, пропаганде межнационального согласия, единства народов Украины таких известных активистов, завоевавших всеобщее признание в стране и за рубежом, как Илья Левитас, Александр Шлаин, Юрий Каплан, Борис Хандрос, Ада Рыбачук, Владимир Мельниченко.
Неизменного внимания и особого разговора заслуживают такие очерки, как «Свидетельства спасенных», «Фронтовики воюют за правду» «Жертвы — мои братья и сестры». И наконец, чрезвычайно важно, что с этими материалами могут познакомиться не только украиноязычные и русскоязычные читатели, но и многие народы других стран благодаря англоязычной версии.
Таким образом, это уже не просто литературный труд академика Трахтенберга, а действительно антология Бабьего Яра, аккумулированная и пропущенная автором через себя и свое время, а потому живая, волнующая ум и душу читателя.
Конечно, прав автор послесловия академик С.В. Комиссаренко в том, что, хотя время рубцует раны, оно бессильно погасить нашу память. И очень важно для молодого поколения поддерживать и сохранять этот факел памяти, который может и должен освещать уроки нашего прошлого и выводы из них в нашем будущем. Это особенно важно для нашей страны, для которой Бабий Яр — это часть общей трагической истории родной земли.
Мы уверены, что труд И.М. Трахтенберга об увиденной, услышанной, продуманной и прочувствованной трагедии Бабьего Яра — это достойная часть нашей национальной памяти, памяти каждого соотечественника.
Как тут не вспомнить слова Фридриха Золотковского:
Усталые от жизни лица. 
Водитель мрачно: «Бабий Яр»!
И болью в сердце мне стучится 
год сорок первый, тот сентябрь… 
Всегда печальная страница 
жестокой памятной войны… 
Мне часто по ночам не спится, 
а если сплю, то плачут сны…
 
Приди сюда, мой современник милый, 
и на фиалки посмотри весной. 
Они взошли, где скорбные могилы,
где мученики обрели покой…  


Back to issue