Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 1 (561) 2016

Back to issue

Письма с заграничной больничной койки

Authors: Борис Пухлик - профессор

Sections: In the first person

print version

Статья опубликована на с. 26 (Мир)

 

Продолжение. Начало в № 11(544), 2015

Письмо 9. О коррупции в белых халатах

Хочу напомнить моим друзьям и единомышленникам, что я — живой и нуждаюсь в общении, в том, чтобы делиться с вами и незнакомыми мне медиками важными, на мой взгляд, элементами здравоохранения Израиля, и не только здравоохранения, и не только Израиля. Сегодня мне бы хотелось поговорить о коррупции.
Говоря о коррупции в Израиле (а она тут тоже есть), достаточно напомнить о важных «сидельцах» местных тюрем — экс-президенте Израиля Кацаве и вице-премьер-министре Э. Ольмерте. Уже само то, что судят даже таких высоких чиновников, говорит о неотвратимости наказания за преступления в этой стране. Хотя, к слову, даже многочисленные смертные казни в Китае не остановили коррупцию.
Большинство авторитетных политиков и общественных деятелей считают, что коррупция в Украине является для нее большей проблемой, нежели война на Донбассе. Такой важный элемент коррупции, как поддержка чужого в ущерб своему, на мой взгляд, в значительной мере обескровила Украину, деиндустризовала ее, лишила собственной легкой промышленности и сделала страну крайне зависимой от доллара. Я, как и большинство читателей, могу привести десятки примеров, когда руководители министерств, ведомств, чиновники помельче завозили в нашу страну необоснованно большие объемы российских газа и нефти, засыпали китайским ширпотребом, новыми и подержанными автомобилями со всего мира, польской одеждой и обувью, турецкими фруктами и овощами и т.п. Хотя патриотически настроенные государственные деятели могли бы организовать или восстановить производство всего этого в Украине. Чем это все закончилось? Тем, что страна давно превратилась в базар, где продают друг другу чужие товары. А где же свое? А оно умерло или умирает, ибо его задушили налогами, поборами, киевскими или местными репрессиями и нечестной конкуренцией с протежируемым импортом. Говорить при этом, когда вся экономика страны и все усилия Кабмина сосредоточены вокруг займов МВФ, о пути в Европу, каком-то развитии и вообще о будущем страны — более чем странно. Безусловно, я где-то чересчур обобщаю, не говорю об отдельных успехах в сельском хозяйстве, IТ-технологиях, однако читатели согласятся, что все обстоит в основном именно трагически. Можете к указанному прибавить — умирание науки, культуры, образования, спорта, ибо ведь все завязано на экономике, и нашему руководству как бы не до таких «мелочей».
Однако сегодня говорим о коррупции в нашей родной отрасли. Да, в Израиле достаточно давно существует страховая медицина, а структурно ее здравоохранение можно изобразить так: семейный врач — многопрофильная поликлиника со специалистами-консультантами — многопрофильная больница. Есть, конечно, и скорая, и неотложная помощь, организованные не совсем по-украински. Особо хотелось бы остановиться на вопросах медикаментозного обеспечения. Лекарственные препараты (ЛП) — почти все генерики — в Израиле производит известная и нам фирма «Тева», стремящаяся наполнить большинство страховых корзин. Если чего-то не хватает или сложно, невыгодно изготовить, то на помощь приходят известные всем нам зарубежные фирмы. Страховые кассы (фирмы) следят за тем, чтобы в аптеках было то, без чего нельзя обойтись, и за тем, чтобы препараты соответствовали позитивному соотношению цена/качество. Я не слышал, чтобы в Израиле отсутствовал какой-нибудь жизненно важный препарат, как и о том, чтобы закупались многочисленные аналоги какого-либо средства (скажем, в Украине существует до 70 наименований антигистаминных средств). Предпочтение в Израиле всегда отдается отечественному препарату, а если есть хотя бы малейшее сомнение в том, что импортный аналог может быть эффективнее, то параллельно закупается и он. Вообще вопрос настолько отлажен, что за пределы медицинских изданий серьезная информация о медицинских препаратах практически не выходит. При этом, правда, очень странным выглядит то, что диагностируют и лечат (очень редко) в Израиле аллергенами из США, где совершенно иной растительный и животный мир, –характер питания и многое другое.
Хорошо известно, что в Украине все далеко не так. Не буду повторяться, но правительство совершенно не интересуется тем, в состоянии ли украинец лечиться. В качестве же регулярного скандала, повода для снятия министров здравоохранения периодически возникает вопрос о закупках каких-то средств, обязательно выявляются коррупционные деяния, и все вновь идет своим чередом. При этом борцы против лекарственной мафии также вовлекаются в коррупционный процесс, и все это гуляет по страницам отечественных СМИ.
В России (как бы мы к ней не относились) вопросы лекарственного обеспечения населения (я, естественно, могу судить об этом посредством Интернета), цен на ЛП, ценообразования, как это ни обидно для нас, гораздо больше, нежели в Украине, находятся в сфере внимания государства, предпринимаются определенные шаги в защиту населения и пр. Давайте не забывать, что в России, которая принесла нам столько горя, есть и какая-никакая, но страховая медицина. Кроме того, в России, судя по современным публикациям, настолько озабочены необходимостью защиты национального производителя лекарственных препаратов, что сейчас даже ущемляют импортеров.
Но о России я говорю лишь в контексте Украины. Приведу очень близкий и, на мой взгляд, вопиющий и даже постыдный пример с судьбой препаратов аллергенов в Украине. Давайте представим себе ситуацию: более 20 лет существует мини-предприятие по производству диагностических и лечебных аллергенов, которое, тесно сотрудничая с аллергологами Украины, по их заявкам создало и зарегистрировало необходимый населению нашей страны спектр препаратов. Но страна большая, больных аллергическими заболеваниями (по подсчетам, ибо реальная статистика не ведется) около 10 млн, и это соблазнительно для зарубежного бизнеса. Как бы, как нам кажется, должен был бы поступить зарубежный производитель, желающий покорить рынок Украины? Я считаю, зарегистрировать свои препараты в нашей стране, путем сравнительных испытаний доказать их преимущества и расширять сбыт. Как должно было бы поступить государство в лице Минздрава? Создать для отечественного и зарубежного производителя, как минимум, равные условия (многие страны даже протежируют своему производителю, поскольку его продукт, как правило, имеет более низкую цену, налоги остаются в стране) и позволить сосуществовать на рынке, как и многочисленным иным диагностическим и лекарственным средствам. А как должны были бы сработать ведущие специалисты (главные при Минздраве, ведущие ученые и т.п.)? Провести сравнительные исследования и при равных показателях (а уже есть данные, что зарубежные препараты менее специфичны) отдать предпочтение своему продукту.
А как получилось в Украине, вы уже догадываетесь? Увы, гораздо хуже! Во-первых, с отечественного рынка отечественного производителя попросил удалиться вначале один, а с его уходом и другой президент Академии медицинских наук (теперь НАМНУ). Попросили не потому, что плохо относились или что-то произошло с качеством аллергенов, а потому что первого и второго в свою очередь попросил тогдашний президент общества иммунологов и аллергологов. А его, вы догадываетесь, попросила или скорее заинтересовала фирма, которая продает аппаратуру для молекулярной аллергодиагностики. Эта аппаратура, конечно, не умела собирать аллергологический анамнез, проводить физикальное обследование, определять спектр причинных аллергенов и лишь затем, при диагностической необходимости, проводить изучение качества выявленных причинных аллергенов (перечисляю методы исследования в порядке, приведенном в современном международном консенсусе по молекулярной аллергодиагностике), но руководители фирмы, тем не менее, попытались, походя, вытолкнуть с украинского рынка украинского производителя аллергенов, хотя, по-сути, конкурентом он им не был. Но, к сожалению, в Европе знают все наши слабости и то, через какие двери заходить, чтобы решить нужные вопросы. И, как следствие, подсуетился крупный украинский ученый-сотоварищ, который, к сожалению, после этого влез в другой коррупционный скандал, растерял свой авторитет, его «ушли» с вышеуказанной общественной должности и т.д., и т.п.
Научило ли это наших врачей-дельцов с учеными степенями? Увы, нет. С подачи следующего нашего ученого-иммунолога некая немецкая фирма, не пройдя положенной регистрации, тем не менее даже прайсы с проспектами своих аллергенов разослала по Украине. Но, по разным причинам, вышла осечка. Другой, менее известный «ученый» оказался удачливее: зарегистрировал-таки аллергены зарубежной фирмы, причем сделал это с многократно меньшими затратами, нежели отечественный производитель (правда, автор не знает, может, тогдашняя министр не побрезговала этой денежной разницей?). И теперь уже за общее дело взялась целая группа лиц с учеными степенями: и менее удачливые и более удачливые промоутеры чужого товара, и доморощенные специалисты по молекулярной аллергологии. Но взялись, увы, не за то, что присуще ученым: за, скажем, сравнительные исследования отечественных и зарубежных препаратов, за анализ результатов теперь уже 20-летнего опыта применения отечественных аллергенов (кстати, их качество было подтверждено Государственной премией Украины), а за иную проблему: очернить отечественный продукт, заставить Экспертный центр Минздрава не перерегистрировать украинские препараты, сомнительным способом подключив к этому совершенно непричастных ученых, но с серьезным именем и авторитетом. Понятно, что когда впереди брезжит меркантильная цель, некоторые «ученые» через такие понятия, как этика, патриотизм, легко переступают.
Интересная история с этим складывается в России: Путин считает, что вся страна должна сплотиться на почве патриотизма. А М. Жванецкий, которого я очень люблю, тут же указывает, что «патриотизм — это четкое, ясное и аргументированное объяснение того, почему мы должны жить хуже других».
Конечно, мы за истинный патриотизм, и хочется, чтобы у этой совсем не сказки был счастливый конец. Но его уже не будет, ибо только за 2015 год примерно 100 тыс. человек не смогло в Украине пройти аллергодиагностику, а вред из-за отсутствия аллергенов для лечения нанес потенциальным пациентам серьезный ущерб здоровью (условно расчетно на сумму около 20 млн грн). И поскольку все действующие лица живы-здоровы, при должностях в МЗ, НИИ и на кафедрах, то они позаботятся, чтобы наша «несказка» имела печальное продолжение. Эти люди не устанут в одночасье стремиться пересадить всех украинцев на мерседесы, когда ни на велосипеды, ни на дороги денег нет.
Возвращаясь к проблеме аллергенов, просто констатирую: в стране есть отечественный производитель, присутствующий на рынке более 20 лет, миллионы обследованных и пролеченных его препаратами (без рекламаций!) больных. Хотите приобрести зарубежные препараты, возможно, более высокотехнологичные, суперсовременные? Пожалуйста, приобретайте, работайте, зарабатывайте, восхваляйте, продвигайте! Почему при этом нужно уничтожить своего производителя и его многократно выстраданный (иначе в Украине не бывает) продукт? Разве так делается в Европе? Почему не дать населению Украины, свыше 90 % которого находится за чертой бедности, и очень не богатым нашим медицинским учреждениям возможность применять дешевые отечественные аллергены? Что — антипатриотизм в Украине — это эпидемия, добравшаяся и до людей в белых халатах?
Продолжение следует


Back to issue