Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Pain. Joints. Spine." 3 (07) 2012

Back to issue

Определение статуса витамина D у женщин постменопаузального возраста, проживающих в различных регионах Республики Беларусь

Authors: Руденко Э.В.1, Романов Г.Н.2, Самоховец О.Ю.1, Сердюченко Н.С.3, Руденко Е.В.1, 1 ГУО «Белорусская медицинская академия последипломного образования», г. Минск, Республика Беларусь, 2 ГУ «Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека», г. Гомель, 3 УЗ «1-я городская клиническая больница», г. Минск

Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics

Sections: Medical forums

print version

 

Дефицит витамина D рассматривается как важная проблема в связи с его высокой распространенностью во многих странах и широким спектром биологических эффектов, нарушение которых вследствие его недостатка может привести к различным неблагоприятным эффектам, наиболее значимым из которых является нарушение гомеостаза кальция и минерализации костной ткани.

Целью нашего исследования было определение уровня витамина D и его взаимосвязи с состоянием костной ткани в организме постменопаузальных женщин, проживающих в различных регионах Беларуси.

Методы. Нами было обследовано148 женщин в возрасте 49–80 лет (средний возраст 62,00 ± 8,74 года), проживающих в различных городах Беларуси — Минске (центральная часть страны), Могилеве (юго-восточный регион) и Бресте (южный регион). Концентрация 25-гидроксивитамина D в крови определялась методом электрохемилюминесценции (аппарат Cobas e 411, Япония; реагенты — Roche Diagnostics GmbH, Германия) в период с августа по сентябрь 2011 года. Состояние минеральной плотности костной ткани (МПКТ) поясничного отдела позвоночника и бедренных костей оценивалось методом двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии на аппарате Lunar Prodigy, GE, США. Для выявления особенностей образа жизни, анамнеза, в том числе перенесенных переломов, применялось анкетирование с использованием модифицированного опросника международного фонда остеопороза (IOF).

Результаты. В результате анализа полученных данных у большинства обследованных (в 75 % случаев) наблюдался дефицит витамина D (концентрация 25(ОН)D < 20 нг/ мл), нормальные показатели 25(ОН)D были определены у 25 % женщин. Средний уровень гидроксивитамина D в крови составил 15,17 ± 9,89 нг/мл, у лиц с дефицитом витамина D — 10,64 ± 4,92 нг/мл, в группе с нормальным уровнем 25(ОН)D — 28,11 ± 10,03 нг/мл.

Согласно результатам денситометрии, состояние костной ткани у 31 % обследованных соответствовало остеопорозу, у 28 % — остеопении, нормальные показатели МПКТ наблюдались у 41 % женщин. Следует отметить, что, несмотря на высокую распространенность дефицита витамина D в обследованной выборке, нами были обнаружены региональные отличия содержания 25(ОН)D в крови в обследованной выборке: у жителей Бреста (n = 70) средние значения этого показателя составили 12,87 ± 5,30 нг/мл, у лиц, проживающих в Минске (n = 50), — 9,47 ± 5,50 нг/мл, и наиболее высокие значения наблюдались у жителей Могилева (n = 28) – 25,53 ± 10,95 нг/мл. Статистически значимые различия были отмечены у жителей Могилева по сравнению с лицами, проживающими в других регионах (рис. 1).

При сравнении пациенток с нормальными и низкими значениями гидроксивитамина D в сыворотке по изученным параметрам статистически значимых различий в указанных группах пациенток обнаружено не было (табл. 1).

По данным анкетирования обследованные пациентки были разделены на две группы в зависимости от того, принимали ли они регулярно в течение последних 6 месяцев препараты кальция и витамина D в дозировке не менее 400 МЕ в сутки. В группе лиц, которые соблюдали регулярный прием витамина D (n = 74), содержание гидроксивитамина D в крови было достоверно выше (18,51 ± 8,79 нг/мл), чем у тех, кто принимал его нерегулярно или не принимал вовсе (10,48 ± 4,99 нг/мл), p = 0,000001 (рис. 2). По данным анамнеза, из общего количества обследованных 92 человека (62,16 %) не отмечали переломов в анамнезе, у 35 (23,6 %) наблюдался 1 перенесенный перелом в возрасте старше 50 лет, у 6 (4 %) — 2 перелома и у 3 (2 %) — 3 перелома и более в анамнезе. Частота и локализация первичных и вторичных переломов представлены на рис. 3 и 4.

Сравнительная характеристика обследованной выборки женщин в зависимости от наличия или отсутствия переломов в анамнезе представлена в табл. 2.

Как видно из представленной таблицы, женщины, перенесшие низкотравматические переломы и не имевшие переломов в анамнезе, имели статистически значимые различия по таким показателям, как снижение роста в течение жизни, продолжительность периода менопаузы, значения МПКТ бедренных костей, однако достоверных различий по уровню содержания витамина D между ними выявлено не было.

В настоящей публикации нами представлены данные первого этапа исследования, в дальнейшем планируется продолжить наблюдение за выборкой с целью определения сезонных колебаний содержания 25(ОН)D и эффекта от приема различных доз витамина D.

Выводы. В обследованной выборке у 75 % пост­менопаузальных женщин Беларуси выявлен дефицит витамина D (содержание 25(ОН)D в крови менее 20 нг/мл), при этом были получены статистически значимые различия этого показателя в зависимости от региона проживания: наиболее высокие его значения были зафиксированы у лиц, проживающих в юго-восточном регионе страны, содержание гидроксивитамина D в крови было достоверно выше у лиц, регулярно принимавших препараты витамина D в течение 6 месяцев перед включением в исследование в дозе не менее 400 МЕ в сутки.

Также нами были выявлены статистически значимые различия антропометрических данных и показателей МПКТ у постменопаузальных женщин, перенесших и не переносивших низкоэнергетические переломы.

Исследование продолжается.



Back to issue