Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 16(222) 2007

Back to issue

Брань на вороте

Authors: Владимир БЕРСЕНЕВ, заслуженный врач Украины

Sections: Medicine. Doctors. Society

print version

Эти строки я писал за несколько дней до внеочередных парламентских выборов. Естественно, я не знал их результатов: кто победил, кто проиграл, кто теперь входит в коалицию, а кто снова оказался в оппозиции. Хотел, правда, предварительно свериться с предвыборными опросами, да вспомнил, что пасьянс предсказателей часто зависит от уровня оплаты их выкладок наличными.

Бесспорно, минувшие быстротечные выборы не пройдут даром, без последствий. Как для победителей списка из 21 коллективного претендента, так и для проигравших, оставшихся за бортом. Говорю о психологических травмах, о невидимых ранах, нанесенных участниками предвыборного процесса друг другу. Уж чем-чем, а подбором слов и выражений в адрес оппонента большинство представителей партий и блоков себя не утруждали. Старались ударить да ужалить побольнее. Без всяких там запретов и табу на брань массового поражения.

В книге о создателях пародийного образа XIX века, известного под именем Козьма Прутков, наткнулся на такой пассаж. Императора Николая I возмутил спектакль по пьесе «Фантазия». Он покинул театр на середине представления. Одному из братьев Жемчужниковых, «крестных отцов» Пруткова и, кстати сказать, прямых потомков по материнской линии последнего гетмана Украины Кирилла Разумовского, император бросил:

— Ну, знаешь ли, я не ожидал от тебя, что ты напишешь такую… — Николай Павлович сделал паузу.

— Чепуху? — подсказал Жемчужников.

— Я слишком воспитан, чтобы так выражаться! — холодно произнесло Его Величество.

Вы можете себе представить, чтобы наши сливки общества, те же кандидаты в народные депутаты, а они в приложении к табели о рангах, существовавшей в царской России, сплошь кандидаты в генерал-майоры и генерал-лейтенанты, споткнулись бы на слове «чепуха»? Не обдали бы собеседника как-нибудь поэнергичней и позаковыристей?

Устаревшее понятие «сливки общества» и сегодняшнее «элита» и впрямь не синонимы. Удивляюсь филологам. Куда они смотрят? Почему не протестуют против нашествия двусмысленного эпитета? Лет двадцать тому назад понятие «элита» прилагалось исключительно к представителям растительного или животного мира, к «тщательно отобранным экземплярам, получаемым путем селекции для выведения новых сортов» (цитата из словаря). Элитная кукуруза, пшеница, трава. Элитные лошади, коровы, свиньи. Нашей славянской традиции пристрастие приклеивать к людям понятие «элита» противоречит. Считать себя принадлежащим к сливкам общества — еще так-сяк, сойдет. Но пристегиваться к элите, к экземплярам, получаемым путем селекции?

Откуда пошли вседозволенность и развязность? Возможно, столь модные в избирательную кампанию обмены словесными ударами ниже пояса копируют драки и прочие «контактные» выяснения отношений из кинобоевиков. Где что ни кадр, то хруст вывернутой шеи, удар ногой под дых, вмазывание со всего размаху дубиной по носу, почкам и пяткам…

Как врач, перед глазами которого ежедневно проходят десятки пациентов, утверждаю: ни один удар по мягким тканям человека или по костным структурам не проходит бесследно. Обязательно аукнется. Даже если этот удар вызван, скажем, увлечением спортивными играми в молодости. О таком варварском виде спорта, как бокс, не говорю. Пример чемпиона мира из Америки, обладателя всех мыслимых и немыслимых титулов, у всех перед глазами. Парню еще нет 60, а он уже более двадцати лет фактически развалина. Ведет, так сказать, сугубо растительный образ жизни.

Часто на прием приходят убеленные сединами пациенты с жалобами на боли в левой ноге и правой руке.

— Что, — спрашиваю, — в студенчестве волейболом увлекались?

— Откуда вы знаете? — отвечают.

Да знаю, без очков понятно, что опорную ногу при прыжках человек перегружал задолго до достижения 21 года, до того времени, когда пятка и нога окончательно окрепнут. С рукой — то же самое.

Если кто-то считает, что удар словом не оставляет следов, то он глубоко ошибается. Пусть изменения в психике отнюдь не адекватны травмам в тех или иных структурах тела человека, но они имеют место. Саднят не меньше физических ран. Вообще не заживают. И сводят людей в могилу намного раньше срока. Или доводят до психлечебницы.

Позволю себе сослаться на пример с обратным знаком, на положительное влияние приятных эмоций. Прямо по поэтической формуле: «Давайте говорить друг другу комплименты!». Канадские медики посчитали, до какого возраста доживают в среднем деятели Голливуда. Оказалось, что оскароносцы радуются жизни на четыре года дольше, чем номинанты престижной премии. А неоднократно награжденные и того дольше — на 6 лет.

После любых выборов мы с вами не устаем удивляться: и почему это представители разных партий, постоянно говорящие об искренней любви к матери-Украине, не могут в парламенте и за его стенами договориться и объединить усилия? Второе десятилетие поступают подобно басенным Лебедю, Раку и Щуке. С упорством, достойным лучшего применения.

А чему удивляться? Потому и не могут сесть рядком да поговорить ладком, что вылили на головы друг другу тонны словесной грязи. Отмыться от нее нет никакой возможности. Забыть — тоже.

Добро бы, если бы от подобных баталий страдали лишь непосредственные участники телешоу и прочих увеселений, засоряющих мозги избирателей. Тихо погрустили бы: дескать, еще один активист безвременно сгорел на работе, простите, после словесных пощечин и ушибов. Что поделать — издержки профессии политика.

Но почему при этом страдают и продолжают страдать миллионы рядовых участников выборного процесса, а значит, и вся родная Украина — ума не приложу.



Back to issue