Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 22 (350) 2010

Back to issue

Мужчина и женщина: межличностные взаимоотношения, мышление и деятельность

Authors: О.И. ШУШЛЯПИН, член Всемирной организации семейных врачей (WONCA), член Международной Петровской академии наук и искусств, Нью-Йоркской академии наук и Лондонской дипломатической академии, к.м.н., Харьковский национальный медицинский университет

print version

Продолжение. Начало в № 21 (349), 2010

Вышеприведенные типы гендерного неравенства в социологическом аспекте лишний раз указывают нам на то, что его интерпретировать можно с нескольких позиций:

— гендерное неравенство как естественное и обусловленное функциональной значимостью мужских и женских ролей (функциональный аспект);

— гендерное неравенство как отношения различия, социально конструируемые в формах неравенства возможностей и жизненных шансов женщин и мужчин (социальный конструктивизм);

— гендерное неравенство как неравенство классовых позиций мужчин и женщин, их позиций в социальной стратификации (гендерные исследования);

— гендерное неравенство как обусловленное конфликтом между полами (конфликтологический аспект);

— гендерное неравенство как угнетение женщин и мужчин предписанными им традиционными ролями (либерально-феминистский аспект);

— гендерное неравенство как угнетение женщин, насилие над ними (радикальный феминизм).

Гендерное неравенство — это расхождение статусных позиций женщин и мужчин в различных сферах жизнедеятельности общества, обусловленное гендерными факторами: гендерной социализацией, гендерными ролями, гендерными стереотипами, дискриминационными практиками и др., определяющими возможности формирования и реализации их социального — объективного и субъективного — потенциала.

Критериями объективного статуса являются уровни и источники личного дохода, наличие или отсутствие собственности, приносящей доход, уровень образования и воспитания, профессия, должность, наличие функций управления в профессиональной деятельности, структура досуга.


Критериями субъективного статуса являются самооценка материального положения, изменения уровня личного благосостояния за какой-то период, не­удовлетворенность своей участью в жизни, самооценка престижности профессии, приоритетные социальные самоидентификации, самооценка позиции на условной социальной лестнице.


Первые теории о гендерных аспектах лидерства появились в США в 40-х и 50-х годах ХХ века. Приведем наиболее известные в настоящее время гендерные концепции лидерства. Так, концепция гендерного потока интерпретирует фактор пола как доминирующий и оказывающий непосредственное влияние на восприятие лидера его последователями, типа «Свита делает короля».

Теория гендерного отбора лидеров основана на предположении, что люди в служебной обстановке аналогично их семейной жизни предъявляют разные требования по отношению к мужчинам и женщинам; при этом женщине-лидеру приходится постоянно доказывать свою компетентность и предметный профессионализм, поэтому в среде лидеров женщин меньше, чем мужчин. Согласно же концепции токенизма, на групповую динамику оказывает большое влияние пропорциональное соотношение в группе представителей разных культурных категорий, например по расовой и гендерной принадлежности. Члены группы, составляющие большинство, играют доминантную роль в команде, а меньшинство — выразители неких символов (токены); из-за малочисленности токены более заметны (на них постоянно обращают внимание), их характеристики постоянно преувеличиваются, а воспринимаются они крайне стереотипно. Например, женщину в мужском деловом мире оценивают по одному из четырех стереотипов: «мать», от которой ждут эмоциональной поддержки, а не деловой активности; «соблазнительница», которая воспринимается как сексуальный объект на утеху мужской части коллектива и имеет высокий должностной статус; «игрушка-талисман» — это женщина-«ченнелинг» проводник энергоинформационных потоков от Вселенского Разума к мужчине посредством женщины, приносящая удачу наиболее подготовленным к успеху, одаренным мужчинам-лидерам; и, наконец, «цепная собака» или женщина — «железная леди», этакий мужлан, бросающаяся на всех, кто неугоден высшему начальству, потенциально агрессивная к неугодным окружающим. Эта концепция была развита другими исследователями в направлении коррекции стереотипов, в частности путем широкого использования так называемого интегративного впечатляющего менеджмента, состоящего во влиянии на окружающих путем общения (вербального и невербального) «с пользой и в удовольствие». «Общение — это такой же инструмент повышения квалификации, как курсы, тренинги или специальная литература». Последняя теория связана с идеей андрогении и с раскрытием высших проявлений интегральной мужественности и женственности в зависимости от ситуаций. Эти лидеры достигают вершин психологического баланса половотипичных характеристик; например, андрогины обладают андрогин-анализом и андрогин-коррекцией в конфликтных ситуациях между мужчиной и женщиной: мужчина-«феминист» старается убедить женщину уйти от одиночества специальными приемами мудрого поведения по отношению к понравившемуся ей мужчине или женщина-«маскулинист» старается убедить другого понравившегося ей мужчину набирать силы для его дальнейшего карьерного роста. Андрогении — это скрытые манипулятивные воздействия стратегического плана, где доминирует эффект слияния мужественности и женственности в некий «экстаз» рационального или эмоционального выражения по отношению друг к другу, сублимируя свои внутренние неудовольствия нетривиальным поведением и отношением к окружающим начальникам и подчиненным в любых возможных ситуациях как позитивного, так и негативного плана, типа «Тот, кто хочет обмануть, всегда найдет тех, кто хочет быть одураченным» или «Любовь есть не что иное, как способность увидеть другого в себе, сделать другого собой».


Женщина понимает лучше женщину, а мужчина — мужчину. Однако в лидерстве достаточно много случаев взаимодополнения мужского женским, и наоборот.


Сторонники фрейдизма традиционно негативно относились к женскому лидерству, связывая его сугубо с маскулинной гендерной ролью. Лидеры-женщины считались обладателями нездоровой гендерной идентичности, а их стремление к лидерству, называемое «фаллическим», рассматривалось как проявление неполноценности женщин, завидующих мужчинам. В последние годы выросло число сценариев с позитивным мускулинным или негативным феминным лидерством. Так, была выявлена закономерность между степенью стабильности работы в однопрофильных организациях и полом лидера; при этом организации, руководимые женщинами, отличались стабильностью в работе, при лидерах-мужчинах они оказались в провале. Обнаружена склонность мужчин к абстрактной работе, а рутинная работа ложится на плечи женщин в маскулинных коллективах, и наоборот.

Так, у женщин, исходя из психолого-биологической детерминанты, речевые зоны находятся в обоих полушариях головного мозга, и когда женщина-лидер говорит, она как бы вслух проговаривает проблемную ситуацию. Мозг активируется, и подключается женская интуиция, что дает основание к принятию единственно правильного решения; как правило, женщины имеют доверенных лиц для подобных «излияний». У мужчин-лидеров в процессе принятия решений реже возникает потребность в проговаривании проблем. Мужчины склонны принимать решение после самостоятельного молчаливого обдумывания, после активирования правого полушария, которое у мужчин отвечает за логическое мышление.

Половая дифференциация мозга — один из факторов, обусловливающих разно­образие и гармонию мира межличностных отношений мужчин и женщин, а также стиль работы и поведение мужчин и женщин в едином корпоративном процессе. Так, мужской стиль общения выдает заботу о независимости, свободе, а женский — о взаимной зависимости. Мужчины более склонны к действиям облеченных властью, женщины предпочитают менее прямые способы воздействия на оппонента. Мужчины и женщины отличаются по форме реагирования в конфликтных ситуациях: конфликты у мужчин — открытая агрессия, у женщин — эмоциональная изоляция. На психологическом уровне женщинам присуща большая консервативность, терпение и способность к выполнению монотонной работы; мужчины живут в мире статусов, женщины — в мире близостей. Доминирование гендерного фактора над лидерством в последние годы сменяется на свою противоположность, когда на первое место ставят ситуационно-должностной подход, а с ним и позицию человека в официальной структуре, должность лидера, которую он занимает в организации, а не пол. При этом мужчины и женщины, выполняющие одни и те же роли лидера, занимающие одни и те же менеджерские должности, не будут отличаться друг от друга ни по поведению, ни по лидерской эффективности. Формальные позиции лидера отражаются на вербальном поведении, а гендеры — на невербальном. Однако ситуационно-должностной подход недооценивает роль стереотипов в восприятиях лидеров разного пола.


Мужчины и женщины имеют в одинаковой степени способность быть высокотрансформированными лидерами и преобразовывать своих подчиненных, мотивировать их на сверхдостижения.


Высокостатусный индивид, как мужчина, так и женщина, оценивается окружающими как более компетентный, имеющий более желаемые атрибуты по сравнению с низкостатусным, поэтому первому предоставляются более благоприятные возможности для того, чтобы хорошо выполнять работу и влиять на других людей. В результате статус с ранговыми ожиданиями определяет силу влияния на других и их подчиненность, зависимость и непред­убежденность к начальству. В этих условиях женщины оказываются более адаптированными и они никогда не показывают своих стремлений узурпировать власть. Но, тем не менее, если статус женщине повысят, то она не преминет проявить соответствующее поведение лидера со стилем, ориентированным на решение текущих задач.

Равноценность гендерного фактора и лидерской позиции подтверждается данными когнитивного подхода и принципами, в одинаковой степени относимыми как к мужчинам, так и к женщинам: «Ведь мы не пальцем деланы». При этой равноценности человек стремится упорядочить свои знания об окружающем мире и прибегает к схемам (стереотипизированным стимулам). Так, при обработке социальной информации используются личностные, ситуационные и ролевые схемы; последние могут быть связаны с полом (гендерная роль) или должностью и позицией в группе (лидерская роль). Схема позволяет быстро опознать стимул и предсказать поведение. Так рождаются стереотипы в восприятии окружающих: о том, как должны вести себя мужчины и женщины (гендерный стереотип), и о том, каким должен быть лидер, менеджер, глава правления (лидерский стереотип).

Чтобы быть принятыми в обществе, лидеры-мужчины и лидеры-женщины должны вести себя конгруэнтно их гендерной роли и в своем поведении и мотивации соответствовать гендерному стереотипу, и в то же время, поскольку роль лидера является маскулинной, женщины-лидеры могут испытывать конфликт между гендерной и лидерской ролями, что может вызвать у них снижение самооценки, неуверенность в себе. Тем не менее компетентные женщины способны преодолеть эти сложности. Смягчение ролевого конфликта у женщин-лидеров приведет к повышению продуктивности их работы, в частности из-за реальных их достижений в работе, вследствие выбора ими той области занятий и должности в организации, где они будут соответствовать лидерской роли по стереотипу «не слишком маскулинизированные», скорее андрогинной (например, роль руководителя клиники, вуза и др.), и ими будет исповедоваться лидерский стиль, направленный на улучшение межличностных отношений, преодоление конфликтных ситуаций и стрессов.

Недостаток власти, дефицит лидерства заставляет женщин прибегать к защитным стратегиям гендерного менеджмента: много времени и сил отдавать работе, использовать специфические женские способы деловых переговоров с мужчинами, стремление скрывать свою эмоциональную личную жизнь.

Главной заслугой гендерной психологии лидерства является постановка задачи сравнительного изучения лидеров разного пола, и было показано, что лидеры-женщины не отличались от лидеров-мужчин ни по лидерскому стилю, ни по эффективности своей деятельности, ни по вербальному поведению. Лидеры-женщины отличались от мужчин в положительную сторону из-за того, что по мотивации достижений и стремлению к лидерству женщины не только не уступали мужчинам, но даже превосходили их.

Разделяют людей (психологическая несовместимость) их приоритеты и их мнения «в последней инстанции», т.е. доминантность в субъективных предпочтениях. Мужчина и женщина с позиций форм (состояний) сознания отличаются друг от друга: мужчине более свойственны в его природе и в его предпочтениях воля и дух, для женщины более приемлемы, и в максимальной степени предпочтительны, и в высшей мере приятны душевность и плоть. Их — мужчин и женщин — в разнообразии и непредсказуемости ситуаций должен объединять разум, т.е. ценностность (качество) и целостность в разно­образии и динамике перемен их внутреннего развития.

Внутри нас в каких-то смыслах, мере и числе идет борьба двух начал – женского и мужского: нежного и тонкого («обволакивающего»), с одной стороны, и грубого и жесткого («проникающего») — с другой.

«За каждым великим мужчиной стоит благородная, мудрая, любящая и прекрасная женщина».

Можно ли этого в жизни достичь, и как реализовать последний принцип? И каким путем? Возможна ли гармония между полами? Если нет, то что лежит в основе их психологической несовместимости? Кто первый запускает «цепную реакцию» зла в их отношениях?


Мир цивилизаций, прогресса и учености меняет многое в отношениях между мужчиной и женщиной. Эмансипация женщины наиболее ярко нашла свое проявление в XX веке. В Век Водолея грядут новые перемены, но насколько они избавят два пола от противоречий, покажет время.


В арабской ментальности примат отношений стоит и сейчас за мужчиной, и во всем он прав! Женщина должна быть полностью подвластна воле (диктату) мужа, и это закреплено традиционно.

Эмансипация женщины предполагает ее полную свободу и независимость, когда ее самолюбие должно быть выше или равным самолюбию мужчины. Она в какой-то мере может превратиться и в подкаблучницу. Последнее свойство-качество исходит из ее душевных, духовных и разумных проявлений в межличностных трансактных отношениях с мужчиной.

Мир мужского современного консумеризма верует в то, что можно любую женщину купить, задобрить подарками, «запудрить» ей мозги своей ученостью и т.д. и т.п.

Выставляя на первое место свой ум, свое положение, мужчина забывает ту истину, что женщина — владычица любви в соответствии с ее Божественной природой. И это владычество сильно изменилось в условиях конкуренции двух полов. Женщина может свободно обойтись без мужчины, ибо ее мир самодостаточен, особенно в эпоху, когда человечество стремится к «диалогу культур и цивилизаций». На этом пути прогресса в противовес традициям возникает множество преград и сложностей в межличностных трансактных отношениях мужчины и женщины.

«Будь мужу матерью и станет муж твоим рабом». Не всякий мужчина может превратиться в прислугу престарелой своей жены-«матери», а некоторыми мужчинами роль такой его «матери» в молодом ее возрасте воспринимается и как оскорбление, ибо мужу «мать по крови» никто не может заменить, и искусственная роль «второй матери» не всем по духу мужчинам. Жесткая опека и забота жены в этом случае их может сильно отталкивать.

«Будь ему (мужу) послушной, покорной, смиренной, терпеливой». Этот статус женщины развращает мужчин. Об этом просят и этого скрыто хотят мужчины-садисты, самодуры и деспоты. Если женщина в какой-то момент покажет свои «коготки», то подобные мужчины с их ролями потребуют возмездия и пошлют тысячи проклятий на женщину за ее неповиновение и непокорность. В лучшем случае они ищут любовниц, в худшем — бросают своих детей и идут к чужим.

«Ослушавшаяся жена унижает достоинство своего мужа, а распространяя слухи о его «левых» похождениях, она убивает его честь и будет не застрахована от предательства своего супруга». Стремлением взять власть над женщиной и сделать ее домохозяйкой и «ручной» мужчины часто развязывают себе руки, пускаясь в различного рода похождения — не занимаясь совместным воспитанием детей, где роль отца главенствующая по отношению к матери: сыновья смотрят на отца и подражают ему, дочери постоянно надеются на то, что их отец переведет их через сложные «дороги жизни», спасет их на крутых ее «поворотах» и «виражах».

Мужчина — дух (энергия), пробивная сила, женщина — душа, тепло, заботливость.

«Женщина при ярости мужчины присядь, при его гневе приляг» — девиз узурпатора в семье и деспота домостроя. Все должно быть так, как он хочет, а как хотят его жена и дети — это дело второстепенное.

Мужчина и женщина должны дополнять друг друга, будучи самыми разными — переменчивыми и разнообразными в своих проявлениях и выражениях: в своих потребностях, желаниях, способностях, возможностях. Между ними должен быть разумный (мудрый) диалог, где их понимание друг друга будет выражаться на невербальном уровне — по взгляду, вздоху, выражению лица, движению рук, тембру голоса и всему прочему.

Единство душ, духа и разума у двух полов — очень редкое явление. Можно сказать, что подобный унисон — это не правило, а исключение. Как сделать так, чтобы муж и жена подходили друг другу, как ключ к замку?

Прежде всего нужно сделать любовь к женщине своей мечтой, «синей птицей». Нам многие женщины нравятся, но мы любим по-настоящему единиц из них. Многие мужчины превращаются в замшелых холостяков из-за слишком болезненного самолюбия, непомерных амбиций, скрытой гордыни, высокого мнения о себе и прочего, но самое главное: они ведут счет в отношениях с женщинами на десятки или сотни. Этот легкий успех они находят у женщин легкого поведения, слишком молодых и забитых (из сел).

Современный мир — это мир консумеризма, который в процессе цивилизации резко и сущностно изменился, и виной тому — женщина: ее пристрастия, прихоти, развлечения и капризы поставили мир на путь обогащения, стремления мужчин к карьерному росту и власти. Такие мотиваторы, как «любовь и голод», ушли в прошлое и лежат где-то в Средневековье. Их место в современном просвещенно-информационном и глобальном мире заняли такие приоритеты и претензии, которые являются выражением амбициозности и высокомерия, подобострастия или унижения, мнений в «последней инстанции» или «копаний в грязном белье», и все это — прерогатива мужчин.

Владычица любви, хранительница очага, продолжательница рода человеческого, воительница и прекрасное творение человеческой природы — это женщина… Почему она в какой-то момент становится отталкивающей?! Что такое лежит в ее природе и ее сущности, что делает ее на «180 градусов» неузнаваемой или даже вероломно-коварно-мстительной?!!

«Женщина — твой первый враг», но и она — это подлинный Человек Мира, как в прямом, так и в переносном смысле — мира спокойствия, тепла, обволакивания, душевности, сострадания, внимания и чуткости…

В каком из двух полов больше «животных» черт: мужчина — охотник, защитник, добытчик, покровитель, «голова» — 2; женщина — соблазнительница, милый и ласковый «зверь», совратительница и обольстительница, «шея» — 1.

В подсознании и индивидуальном и коллективном бессознательном у мужчины лежат скрытые свойства-качества женщины, у женщины — свойства-качества мужчины. Сущность их межличностных отношений во взаимодополнении сопереживаний, сочувствии и магии общения — истинное счастье + удача + успех обоих.

Продолжение следует



Back to issue