Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 11(217) 2007

Back to issue

Рэкет, благодетели… или социальное страхование? (полезный опыт общения с Фондом соц. cтрахования в связи с временной утратой трудоспособности)

Authors: Р.Л. АХМЕТШИН, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк

Sections: Medicine. Doctors. Society

print version

Наверняка большинству из нас знаком смысл слова «рэкет». Не секрет, что с целью вымогательства используются самые различные способы. Одним из распространенных и проверенных является прием, когда потенциальную жертву обвиняют в каком-либо нарушении, пусть даже незначительном, а в случаях особой беспомощности жертвы причину просто выдумывают. После чего раздувают из мухи слона, якобы вина очень большая, а материальный ущерб — еще больше. Затем покруче наезжают (типа «ну ты попал…»). И на следующем этапе, потрясая стволом и прочими «причиндалами», тупо требуют компенсацию ущерба — виновен, значит, плати, компенсируй указанную сумму (иначе ожидай худших последствий) и будь благодарен, что проблему удалось так легко разрешить. Иногда доходит до абсурда, когда вымогатели считают себя справедливыми благодетелями. Однако стоит обратиться к закону — и все становится ясно. Кстати, надежда отделаться однократной выплатой глупа и наивна. Как показывает практика, легкая нажива стимулирует дальнейший рэкет… В то же время законность сводит это явление к минимуму.

Уже около года планировал на страницах газеты «Новости медицины и фармации» обсудить взаимоотношения фонда социального страхования с органами здравоохранения и медицинскими работниками. Беглое ознакомление с законодательной базой позволяло предполагать, что в этой сфере больше вопросов, чем ответов. Однако появлялись темы и проблемы на тот период более актуальные. Тем не менее сама жизнь вынуждает обратиться к этой весьма тонкой и неоднозначной теме. Как выяснилось, реальность превзошла самые печальные ожидания.

Вернемся к конкретному опыту общения. Работники социального страхования в период проверки правильности выдачи листов нетрудоспособности (ЛН) в лечебном учреждении выявили, по их мнению, случай необоснованной выдачи ЛН матери по уходу за ребенком, инвалидом детства с диагнозом «акушерский паралич с периферическим парезом правой руки легкой степени», по одному разу в 2005 и 2006 гг. А именно — якобы нарушение п. 3.15 Приказа Минздрава № 455, в соответствии с которым запрещается выдавать ЛН по уходу за хронически больными в период ремиссии. Подсчитали так называемый ущерб, нанесенный этими действиями фонду. И как истинные благодетели предложили лечебному учреждению вместо обращения в суд для возмещения ущерба возместить его, минуя эту процедуру, без споров. Естественно, как правило, желание судиться у лечебных учреждений отсутствует. Так было раньше почти всегда. Однако в данной ситуации возникло но…

Сначала рассмотрим ситуацию с медицинской точки зрения. Здесь можно обратить внимание на медико-социальную сторону. Например, нельзя ставить знак равенства между обычными хроническими заболеваниями (например, хроническим ринитом) и инвалидностью. А так как дети-инвалиды будут нуждаться в социально-трудовой реабилитации и адаптации, здесь значительную роль может играть адекватная как можно более ранняя медицинская реабилитация. Также заметим, что родовая травма ребенка — это, безусловно, патологическое состояние, но уравнивать ее и любую хроническую болезнь с медико-правовой позиции как минимум некорректно. Любому медработнику ясно, что травма, болезнь, инвалидность — это и в медицинском понимании далеко не равнозначные понятия, и особенно с позиции юриспруденции должно быть четко отмечено, что данная норма распространяется и на инвалидность.

Но все это, можно сказать, эмоции. Перейдем к прагматичной правовой оценке. В спорных вопросах это более важно. Подробно изучив нормативно-правовую базу, пришел к выводу, что в отношениях между лечебными учреждениями, социальным страховым фондом в связи с временной утратой трудоспособности, медработниками и больными имеют место вопиющие нарушения действующего законодательства. Напомню, что субъекты правоотношений, созданные государством, действуют четко в соответствии с законами. То есть делают то, что им прямо предписано нормами, выполнение дополнительных функций, разрешенных или не запрещенных для других, является незаконным. Кстати, инструкции, приказы и другие нормативные документы, даже выданные Президентом, премьер-министром и т.д., не соответствующие законам, являются незаконными, тем более вольное толкование нормативной базы фондом социального страхования (это известно любому юристу).

Таким образом, содержание и смысл подзаконных актов, какими являются приказы, инструкции, разъяснения и т.д., в том числе любое трактование нормативных документов, должны строго подчиняться смыслу и содержанию законов и ни в коем случае не выходить за их рамки. Все это распространяется в полной мере и на Приказ № 455 и его трактование, вольная интерпретация недопустима. Соответственно смысл этого приказа и его толкование не могут противоречить законам, и в первую очередь Закону Украины «Про загальнообов'язкове державне соціальне страхування у зв'язку з тимчасовою втратою працездатності та витратами, зумовленими народженням та похованням» (відомості Верховної Ради (ВВР), 2001, № 14, ст. 71). Однако фонд позволяет себе вопреки действующему законодательству вольно интерпретировать п. 3.15, ошибочно уравнивая ивалидизирующее патологическое состояние, детей-инвалидов и хронические заболевания. К примеру, по их мнению выходит, что диагноз «хронический ринит в период ремисии» в социально-медицинском отношении равнозначен диагнозу «акушерский паралич с переферическим парезом правой руки легкой тяжести, инвалид детства». Фактически ставится знак равенства между любыми хроническими больными и инвалидами детства. Следует обратить внимание, что в законе законодатель, наоборот, подчеркивает разницу между этими двумя и другими контингентами, при этом создает условия для дополнительной социальной защиты детей-инвалидов, и в частности допускает право на получение пособий по уходу, при этом называет различные контингенты. ЛН выдается по уходу за «хворим членом сім'ї; хворою дитиною; дитиною віком до трьох років; хворою дитиною віком до 14 років; дитиною-інвалідом віком до 16 років».

Обратимся к разделу VIII «Забезпечення за загальнообов'язковим державним соціальним страхуванням у зв'язку з тимчасовою втратою працездатності та витратами, зумовленими народженням та похованням», ст. 35 «Страхові випадки, умови надання допомоги по тимчасовій непрацездатності та тривалість її виплати»:

«1. Допомога по тимчасовій непрацездатності надається застрахованій особі у формі матеріального забезпечення, яке повністю або частково компенсує втрату заробітної плати (доходу), у разі настання в неї одного з таких страхових випадків:

1) тимчасової непрацездатності внаслідок захворювання або травми, не пов'язаної з нещасним випадком на виробництві;

2) необхідності догляду за хворою дитиною;

3) необхідності догляду за хворим членом сім'ї;

4) догляду за дитиною віком до трьох років або дитиною-інвалідом віком до 16 років у разі хвороби матері або іншої особи, яка доглядає за цією дитиною;

5) карантину, накладеного органами санітарно-епідеміологічної служби;

6) тимчасового переведення застрахованої особи відповідно до медичного висновку на легшу, нижчеоплачувану роботу;

7) протезування з поміщенням у стаціонар протезно-ортопедичного підприємства;

8) санаторно-курортного лікування.

<…>

3. Допомога по тимчасовій непрацездатності по догляду за хворою дитиною віком до 14 років виплачується застрахованій особі з першого дня за період, протягом якого дитина за висновком лікаря потребує догляду, але не більш як за 14 календарних днів.

Допомога по тимчасовій непрацездатності по догляду за хворою дитиною віком до 14 років, якщо вона потребує стаціонарного лікування, виплачується застрахованій особі з першого дня за весь час її перебування в стаціонарі разом з хворою дитиною.

Застрахованим особам, які працюють на сезонних і тимчасових роботах, у разі здійснення догляду за хворою дитиною віком до 14 років допомога по тимчасовій непрацездатності призначається і виплачується в порядку та розмірах, передбачених абзацом другим частини другої цієї статті та статтею 37 цього Закону.

4. Допомога по тимчасовій непрацездатності по догляду за хворим членом сім'ї (крім догляду за хворою дитиною віком до 14 років) надається застрахованій особі з першого дня, але не більш як за 3 календарні дні, а у виняткових випадках, з урахуванням тяжкості хвороби члена сім'ї та побутових обставин, — не більш як за 7 календарних днів.

5. Допомога по тимчасовій непрацездатності в разі захворювання матері або іншої особи, яка фактично здійснює догляд за дитиною віком до трьох років або дитиною-інвалідом віком до 16 років, надається застрахованій особі, яка здійснює догляд за дитиною, з першого дня за весь період захворювання в порядку та розмірах, встановлених цим Законом.

6. Допомога по тимчасовій непрацездатності по догляду за хворою дитиною віком до 14 років, по догляду за хворим членом сім'ї та в разі захворювання матері або іншої особи, яка фактично здійснює догляд за дитиною віком до трьох років або дитиною-інвалідом віком до 16 років, не надається, якщо застрахована особа перебувала у цей час у щорічній (основній чи додатковій) відпустці, додатковій відпустці у зв'язку з навчанням або творчій відпустці.

<…>

10. Допомога по тимчасовій непрацездатності в разі здійснення санаторно-курортного лікування надається застрахованій особі, якщо тривалість щорічної (основної та додаткової) відпустки недостатня для лікування та проїзду до санаторно-курортного закладу і назад.

Застрахованій особі, яка направляється на лікування в реабілітаційне відділення санаторно-курортного закладу після перенесених захворювань і травм безпосередньо із стаціонару лікувального закладу, допомога по тимчасовій непрацездатності надається за весь час перебування у санаторно-курортному закладі (з урахуванням часу на проїзд до санаторно-курортного закладу і у зворотному напрямку) у порядку і розмірах, встановлених цим Законом (абзац другий частини десятої статті 35 в редакції Закону № 2152–IV (2152–15) від 04.11.2004).

Допомога по тимчасовій непрацездатності застрахованій особі, яка виховує дитину-інваліда віком до 16 років, надається за весь період санаторно-курортного лікування дитини-інваліда (з урахуванням часу на проїзд до санаторно-курортного закладу і назад) за наявності медичного висновку про необхідність стороннього догляду за нею».

Таким образом, в Законе «Про загальнообов'язкове державне соціальне страхування у зв'язку з тимчасовою втратою працездатності та витратами, зумовленими народженням та похованням» законодатель отдельно выделяет больных детей и детей-инвалидов, которых обеспечивает дополнительной социальной защитой. И не использует эти понятия как равнозначные. В Приказе № 455, п. 3.15 дети-инвалиды вовсе не упомянуты. В то же время в законе ( между прочим, письменно) понятия «хвора дитина» и «дитина-інвалід» используются как совершенно разные. На каком основании ставят знак равенства между хроническими больными в период ремиссии и детьми-инвалидами? Где какой-либо письменный документ, подтверждающий это? Где?.. Ау!

Подробнее рассмотрим п. 3.15 Приказа № 455 (Наказ Міністерства охорони здоров'я України № 455 від 13.11.2001, зареєстровано в Міністерстві юстиції України 4 грудня 2001 р. за 1005 / 6196):

«3.15. Листок непрацездатності не видається для догляду:

а) за хронічним хворим у період ремісії;

б) хворою дитиною в період щорічної (основної та додаткової) відпусток, відпустки без збереження заробітної плати, частково оплачуваної відпустки для догляду за дитиною до 3 років;

в) за здоровою дитиною на період карантину;

г) за хворим старшим 14 років при стаціонарному лікуванні».

Это исчерпывающий перечень, когда не выдаются ЛН по уходу за больным ребенком. Получается, как полагают в фонде, действие п. 3.15 — «листок непрацездатності не видається для догляду за хронічним хворим у період ремісії», что одновременно, по их мнению, означает: ЛН не выдается «для догляду за дитиною-інвалідом у період ремісії». Фонд ошибочно уравнивает хронических больных и детей-инвалидов. Безусловно, в случае если ребенок-инвалид страдает дополнительным хроническим заболеванием, эта правовая норма в части хронического заболевания в период ремиссии распространяется и на него. То есть к хроническому риниту в стадии ремиссии больных — не инвалидов и инвалидов (когда хронический ринит — основной диагноз) можно относиться одинаково (в большинстве случаев, но не всегда). Что касается патологического состояния и процесса, связанного с инвалидизацией ребенка, в данном приказе прямые указания и упоминания об этом отсутствуют. Еще раз заметим, что как с медицинской, так и с юридической стороны хронический больной и инвалид детства — далеко не равнозначные патологические состояния и совершенно различные по социальным последствиям и социальной защите, особенно инвалиды детства, когда следует проводить наиболее активные действия по реабилитации и адаптации ребенка, в том числе (а часто — в первую очередь) медицинского характера.

Теперь предлагаю обратить внимание на ст. 36 «Підстави для відмови в наданні допомоги по тимчасовій непрацездатності»:

«1. Допомога по тимчасовій непрацездатності не надається:

1) у разі одержання застрахованою особою травм або її захворювання при вчиненні нею злочину;

2) у разі навмисного заподіяння шкоди своєму здоров'ю з метою ухилення від роботи чи інших обов'язків або симуляції хвороби;

3) за час перебування під арештом і за час проведення судово-медичної експертизи;

4) за час примусового лікування, призначеного за постановою суду;

5) у разі тимчасової непрацездатності у зв'язку із захворюванням або травмою, що сталися внаслідок алкогольного, наркотичного, токсичного сп'яніння або дій, пов'язаних з таким сп'янінням;

6) за період перебування застрахованої особи у відпустці без збереження заробітної плати, творчій відпустці, додатковій відпустці у зв'язку з навчанням.

2. Застраховані особи, які в період отримання допомоги по тимчасовій непрацездатності порушують режим, встановлений для них лікарем, або не з'являються без поважних причин у призначений строк на медичний огляд, у тому числі на лікарсько-консультативну комісію (ЛКК) чи медико-соціальну експертну комісію (МСЕК), втрачають право на цю допомогу з дня допущення порушення на строк, що встановлюється рішенням органу, який призначає допомогу по тимчасовій непрацездатності».

Перечень исчерпывающий, и ивалиды детства здесь не отмечены, однако права самого незащищенного контингента — детей-инвалидов — бесстыдно нарушаются. Мало того, если посмотреть на проблему с социально-экономической позиции, такие действия фонда, мешающие оздоровлению, препятствуют социально-медицинской реабилитации и профессиональной адаптации этих детей, что в последующем будет требовать дополнительных финансовых и иных затрат… Что касается нравственной стороны — пусть это будет на совести работников фонда. Следует также добавить, что в случае судебного разбирательства решение суда будет однозначным.

Продолжим разбор ситуации с правовой позиции, обратившись к законам. Между прочим, в судах работают юристы, а не медики. Поэтому в судебных спорах, если вы хотите выиграть, следует придерживаться правил, принятых в юриспруденции. Выяснилось, что у фонда отсутствуют какие-либо законные полномочия по предъявлению претензий к врачам и лечебным учреждениям, за исключением нарушений, связанных с внесением обязательных страховых взносов и требованием компенсации ущерба в случае фальсификации документов об объеме и качестве предоставленных услуг фонду (подробнее см. ниже). Обычная лечебная, медицинская, экспертная, хозяйственная деятельность такой не является, в том числе процесс, связанный с выдачей ЛН. Другое дело — фонд имеет право изучить документацию, связанную с экспертными оценками, выявить ошибки и ознакомить с ними лечебное учреждение, тем самым оказав помощь и улучшив качество трудовой экспертизы. Откуда право требовать компенсацию у медиков и даже подменять органы управления здравоохранением?! Кстати, незаконными являются не только требования так называемой компенсации, но и факт перечисления по таким требованиям денежных средств лечебными учреждениями.

Но обратимся к Закону «Про загальнообов'язкове державне соціальне страхування у зв'язку з тимчасовою втратою працездатності та витратами, зумовленими народженням та похованням» (відомості Верховної Ради (ВВР), 2001, № 14, ст.71). И вот что выясним:

1. Являются ли субъектами правоотношений в области социального страхования лечебные учреждения и врачи? Согласно разделу I. ст. 2., больницы являются таковыми как работодатели (страхователи) — плательщики страховых взносов за работающих в учреждении застрахованных лиц. Ответственность перед фондом (страховщиком) наступает в случае нарушений, связанных с внесением ежемесячного страхового взноса (как при уплате налогов). Ответственность медработника — это ответственность застрахованного лица, то есть, в принципе, плательщика взносов или получателя пособия. Мама, получившая ЛН, в нашем случае работает на другом предприятии. Соответственно в данной ситуации субъектами правоотношений, связанными с социальным страхованием, являются мама инвалида детства, предприятие, на котором она работает, и фонд социального страхования. Значит, спор должен разрешаться, в соответствии с действующим законодательством, между этими тремя субъектами. Другого не предусмотрено! Тогда почему, потакая «бурным фантазиям», грубо нарушая нормы закона, постоянно привлекают медиков?!

2. Каждому ясно: если кто-то по какой-либо причине, по ошибке или случайности, получил лишние, не предназначенные ему деньги, имущество, иные средства — обязан вернуть. Иными словами, любой добропорядочный гражданин должен вернуть то, что ему не принадлежит. Это справедливо. И в законодательстве это предусмотрено. Таким образом, если считаете, что деньги начислены неверно, просите вернуть их тех, кому заплачено. Один из вариантов такого возврата при злоупотреблениях со стороны получателя предусмотрен ч. 4. п. 5. ст. 52. Однако к получателям — ни просьб, ни претензий. Ясно, боятся скандала с инвалидами. То есть, с одной стороны, к субъекту правоотношений социального страхования, каким является застрахованное лицо, претензии не предъявляются, что равнозначно признанию правильности выплаты пособия. С другой — к медикам и медицинским учреждениям, не являющимся в данном случае субъектом этих правоотношений, предъявляются претензии по компенсации так называемого ущерба. Упрощенно говоря, претензия как бы есть и ее как бы нет. Уважаемые работники фонда! Сначала следует определиться, имеется все же претензия или отсутствует. При наличии таковой — предъявлять ее к кому полагается. Почему трусливая и эгоистичная привычка делать крайними врачей по любому случаю преобладает над справедливостью и законами?!

3. Следующий момент. В соответствии со ст. 52. ЛН — это всего лишь основание для назначения выплат соответствующей комиссией на предприятии-работодателе, и он не является финансовым документом, подлежащим к обязательной оплате, по крайней мере сразу после заполнения врачом. То есть врач выдает ЛН как возможное право на получение пособия. Затем именно комиссия, анализируя конкретную ситуацию, принимает решение о правомочности или неправомочности выплат. После чего на основании решения комиссии уже фонд принимает решение и перечисляет соответствующие суммы. Заметьте: в случае, если имеются основания для отказа по выплатам, два органа имеют достаточно возможностей для принятия того или иного решения. Между прочим, именно эти органы в соответствии с законом являются субъектами правоотношений и несут предусмотренную ответственность (раздел VII «Відповідальність суб'єктів загальнообов'язкового державного соціального страхування у зв'язку…», ст.ст. 30, 31, 32).

Однако два предусмотренных законом различных независимых субъекта приняли решение о выплате и выплатили деньги. Иными словами, сначала фактически признали соответствующими основания для назначения пособия, заплатили деньги, после чего вдруг передумали и затем (о чудо!) претензии предъявили к медработникам. А ведь элементарно: не желаете платить, не видите оснований — не платите, оспорьте и сами решайте проблемы с теми, кому отказали, и это ваше право и, главное, обязанность. Неправильно назначили, заплатили — несите соответствующую, установленную законом ответственность. Вместо этого собственную вину и конфликты нагло взваливают на плечи медиков…

Кстати, когда был затронут этот вопрос, прозвучала фраза: «Члены комиссий, которые рассматривают обоснованность выплат (только вдумайтесь!), недостаточно компетентны для принятия правильных решений!» Почему за чью-то некомпетентность медиков по всем статьям … да еще и за их же счет?!

4. Анализируя правовую базу, я не нашел законных оснований для выплат медицинскими учреждениями, как это называет фонд, компенсации ущерба. За исключением одного — когда возникает гражданско-правовая ответственность за причинение ущерба вследствие фальсификации документов об объемах и качестве предоставленных услуг (здесь и до уголовного правонарушения недалеко). ЛН таким документом не является. В соответствии с ныне действующим законодательством любые требования по выплате компенсаций за счет медиков в пользу фонда на основании несоблюдения врачами Приказа № 455 являются незаконными, как, впрочем, и любые иные, кроме отмеченного выше.

Ситуацию, когда у врачей требуют компенсации выплат по ЛН, иначе как правовой (точнее, бесправной) вакханалией не назовешь. Можно было бы понять хотя бы логику, если бы ответственность пытались распределить между врачами, а также членами комиссии предприятия, работниками фонда — всеми, кто допустил выплату (хотя это не соответствует закону). Но собственную вину и ответственность переложить на медиков, да еще высчитывать деньги с мизерных зарплат — воистину «беспрецедентно гениальное» решение. Как это «по-нашенски», «по-государственному», «по-справедливому» — обобрать бедного врача (напомню, что зарплата врача — на предпоследнем месте, опережает только зарплату работников сельского хозяйства) ради бедного инвалида, да еще и стравливать их, обязывая медработников отказывать нуждающимся в праве на пособие. Зачем тогда вообще законы, если нет хотя бы стремления их соблюдать?

Между прочим, я, когда шел на встречу с работниками фонда, тоже медиками, хотел найти общий язык, прийти к общему знаменателю, проработать определенные совместные действия для того, чтобы способствовать наиболее безболезненному выходу из весьма сложной ситуации, сложившейся, между прочим, во всем государстве, так как она носит системный характер.

Естественно, мне понятна реакция бывших коллег-врачей, теперь — работников одного из отделов социального страхования, когда они на протяжении ряда лет, контролируя лечебные учреждения, действовали по уже давно накатанной схеме — добросовестно выявляли, наказывали, штрафовали и т.д. И вдруг приходит человек, называется юристом и заявляет, что их способ решения проблем противоречит действующему законодательству! Это как минимум обескураживает… Ведь за весь период существования фонда не последовало ни одного конкретного, обоснованного возражения ни со стороны лечебных учреждений, ни со стороны медработников, ни со стороны общественных организаций и правозащитников. По всей видимости, срабатывала постсоветская привычка: коль орган контролирующий, значит, его действия верны и он всегда прав (хотя этот орган не является контролирующим). Соответственно ежегодно выносились тысячи взысканий и возмещался ущерб из карманов медиков, скорее всего, по всей Украине. Причем чаще всего из самых «толстых» карманов — участковых терапевтов, семейных и других врачей поликлиник.

Конечно, можно обвинить работников социального страхования в некомпетентности или предвзятости и т.д., но давайте помнить, что все это сложилось благодаря нашему молчаливому согласию, будь то по незнанию или из страха. А ведь наверняка в сердца многих закрадывалось сомнение и ощущение несправедливости. Поэтому на данном этапе главное не поиск виновных среди медиков, а создание правового поля, в котором система здравоохранения будет работать эффективно. В первую очередь для этого следует соблюдать нормы права всеми субъектами взаимоотношений. И особенно важно уже сейчас формировать правовую культуру взаимоотношений с организациями, занимающимися обязательным страхованием. Тем более что эта проблема выходит на первый план, так как в ближайшее время планируется введение страховой медицины. В противном случае, если продолжатся укореняющиеся принципы взаимоотношений с медиками в сфере страхования, появляется реальная опасность вырастить нового «монстра». Следует противостоять этому, иначе элементарно «съедят».

Обратите внимание, как все перевернуто. Фактически получается, врачи бесплатно для фонда (то есть за счет средств Министерства здравоохранения) выполняют значительную часть экспертной работы и за это, исполняя «капризы», еще вынуждены платить штрафы и возмещать выдуманные компенсации. Пожалуй, было бы справедливо фонду оплачивать услуги экспертов, и только после этого действительно может появиться право на претензии.

Вспоминаю слова коллег: «С интересом читаю публикации на правовую тематику в области медицины, но не думал, что меня это коснется…». Или: «Как МЫ, именно МЫ, медики, те, у кого в руках святая святых — жизнь и здоровье людей, могли допустить такой беспредел?!» Ответы могут быть разными… Ясно одно: в преддверии введения страховой медицины этому пора положить конец, альтернативы нет. Поэтому как минимум все, кто имеет отношение к ЛН, должны внимательно изучить эту и следующие публикации, закон и обязательно ознакомить с ними коллег. Те, кто не имеет отношения к выдаче ЛН, тоже должны понимать, что подобные подходы страховых компаний распространяются и на них — через другие механизмы, со всеми последствиями. Объединив усилия, мы сможем легко и эффективно защищать себя, отстаивать свои права, права больных, в том числе в судах. Еще раз заметим: если хотим благополучия завтра, уже сегодня жизненно важно формировать правовое поле и правовую культуру во взаимоотношениях в сфере медобеспечения.

Кстати, тот, кто боится споров, в случае предъявления претензий по ЛН может просто попросить представить нормативно-правовую базу: на основании какого закона, статьи, пункта в случае нарушения Приказа № 455 Министерства охраны здоровья появляется материальная ответственность у врачей или больницы перед фондом социального страхования в связи с временной утратой трудоспособности? То есть предоставить письменное документальное подтверждение своих законных полномочий на право взыскания с медучреждений или медработников. В законах и других подзаконных актах какие-либо полномочия на любые взыскания, подчеркиваю, любые, со стороны фонда по отношению к медикам и лечебным учреждениям за какие-либо нарушения, связанные с выдачей ЛН (листа нетрудоспособности), отсутствуют!

В заключение хочу отметить, что, направляясь в фонд, хотелось решить эту проблему наиболее целесообразным путем. А именно — чтобы фонд самостоятельно, изучив законодательную базу, замечания и предложения, сделал все для вхождения в правовое поле… Однако после беседы работниками фонда было заявлено: коль не оценили «милость» добровольно выплатить запрашиваемую сумму, материалы будут переданы в суд (даже очень интересно, какие основания они нафантазируют для искового заявления). Что ж, тем лучше. Пришлось вежливо и однозначно предупредить: в суде это дело я выиграю! Пока ожидаю официального ответа… В любом случае народный суд на нашей стороне, а с поддержкой, вместе мы выиграем!



Back to issue