Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 8(321) 2010

Back to issue

Берегите и защитите доктора!

Authors: М.М. Зарецкий, врач-интернолог высшей категории, к.м.н. Луганский государственный медицинский университет

print version

 Ни одна специальность не приносит порой столько мрачных переживаний и потрясений, как врачебная.
А.П. Чехов

 

Сейчас трудно себе представить статью или телепередачу, где бы не критиковался труд врача. Особенно это актуально и потому, что СМИ и, в частности, некоторые журналисты, избаловали себя «практически абсолютной неопровержимостью» и считаются непогрешимыми. А ведь и они, как все люди, могут ошибаться [9]. СМИ нередко способствуют разобщению врачей и пациентов.

Хотя современная медицина представляет собой наиболее сложную и многогранную область наук, она критикуется, пожалуй, больше, нежели любая другая область знаний. Нередко дилетант от медицины, «восполнив» свою эрудицию разными путями, начинает предвзято оценивать лечащего врача и его назначение.

В трактовке «Словаря русского языка» С.И. Ожегова доктор — «то же, что врач», а врач — «лицо с высшим медицинским образованием, лечащее больных» [17].

Примечательно, что слово «врач» известно в русском языке уже с XI века, как считают филологи, происходит от слова «врать», которое в старину означало не «лгать», а просто «говорить». Иначе говоря, врач считался человеком, умеющим заговаривать, влиять на больного силою слова.

В США высоко ценится дружба с медицинским работником, и с врачами в частности. Иметь врача — друга семьи престижно!

Задумываясь над причиной не­уважительного отношения некоторых больных к врачебной профессии, иногда поражаешься недооценке сложного врачебного труда, а в связи с этим — вообще упрощенному представлению о врачебной работе.

На смену обществу развитого социализма пришел капитализм. Он разделил врачей на два враждебных лагеря: врачебный пролетариат, живущий на зарплату и скромные «подачки» любимых пациентов, видевший в своей профессии один из способов служения народу и присяге Гиппократа, и враждебную врачебную буржуазию, имеющую свои кабинеты обследования, клиники, превратившую медицину в доходный бизнес. В результате этого в лексиконе врачей второй группы слова «милосердие», «сострадание», «благодеяние» все чаще и чаще стали заменяться словами «гонорар», «соглашение», «договор о найме». А слова «больной» — «пациент» (в переводе с латинского «страдающий») — понятием «клиент» [23].

С приходом капитализма произошло расслоение общества на всем постсоветском пространстве. Неуважительное отношение к врачам стало носить дифференцированный характер. Олигархи, представители ныне господствующего клана, относятся к врачам как к своим слугам. «Биомасса», как принято сейчас называть простонародье, еще пока верит доктору и уважительно к нему относится.

Прав был еще много лет тому назад проф. И.А. Кассирский, который считал, что развитие и потребность практической медицины может зависеть от характера господствующих социальных отношений, существенно изменяться при переходе от одного общественного строя к другому.

Возникает вопрос: а часто ли у нас по телевизору показывают юбилеи наших преуспевающих коллег? Конечно, нет! Зато юбилей даже посредственного артиста, футболиста и хоккеиста почему-то всегда является событием. Уместно в связи с этим обратиться к Томасу Сиденхему, доктору медицины Кембриджского университета, который говорил: «Приезд хорошего клоуна полезней для здоровья целого города, чем двадцать ослов, груженых лекарствами. Однако надо заметить, что клоуну надо отдавать клоуново, а доктору — докторово. Ведь существуют проблемы, когда можно обойтись без клоуна, но нельзя обойтись без врача» [22].

В. Ослер считал, что медицина — это искусство, основанное на науке и требующее для своего совершенствования любви. В какой-то мере это действительно так. Врачевание является искусством, оно в основном определяется личностью врача, его обаянием, его способностью влиять на пациента. Наполеон I любил говорить: «Я не верю в медицину, но верю в своего врача Ж. Корвизара» [23].

Согласно статье 44 Конституции Украины «работающие имеют право на забастовку для защиты своих экономических и социальных интересов». Несколько лет назад львовские медицинские работники, и в частности врачи, пытались объявить забастовку, требуя повышения заработной платы. Однако она была запрещена, так как «грозила национальной безопасности страны». А разве не грозит национальной безопасности Украины утечка медицинских кадров за границу? Согласно данным директора Департамента кадровой политики Минздрава Н. Банчука, каждый год за рубеж из страны выезжает более 6 тыс. врачей. Таким образом, Украина — крупнейший донор медицинских кадров [8].

Не защищают наших врачей от правоохранительных органов и органов прокуратуры за «взятки» наши проф­союзы. Они ни разу не выступили в их защиту. Они вообще ничего не делают! Создается впечатление, что они вообще не существуют. Они не борются за то, чтобы привести права медицинских работников в соответствие с их обязанностями. Как больные вправе требовать от нас теплоты и милосердия, так и мы нуждаемся в неизменном расположении профсоюзов и их внимании. Но этого почему-то нет. Замалчивание — не лучшая форма решения проблемы [9].

Жалобы некоторых чиновников на избыток врачебных кадров совсем не обоснованы. Из СМИ известно, что в Украине много «лишних врачей». Согласно этим данным, в Украине сего­дня имеется около 200 тысяч врачей, хотя реально занимающихся медицинской практикой гораздо меньше. И это на 46 миллионов населения. На Кубе же врачей (не лишних) около 800 тысяч на 12 миллионов населения. В этой стране по отношению к населению врачей в 2 раза больше, чем в США.

В столице Украины сегодня катастрофически не хватает педиатров. В такой благополучной в экономическом отношении области, как Луганская, ныне и врачи в дефиците. Так, по состоянию на 5 марта 2009 г., по данным областного отдела здравоохранения, не укомплектована 491 вакансия [11].

Труд врача сродни апостольскому служению. К тому же он не безопасен. Если рассматривать шкалу стрессов для различных специальностей, то врачи всех профессий имеют показатель риска, равный 6,8 балла. Интересно отметить, что он выше, чем у водителей автобусов (5,4), дипломатов и фермеров (4,8 балла). Но мы считаем, что он явно занижен по сравнению с риском строителей и журналистов. Оценка их составляет соответственно 7,5 и 7,2 балла. Самая же спокойная работа — у сотрудников библиотек и музеев. Их показатель — 2,8 балла [20]. Врачевание — это не работа, а призвание!

Швейцарский врач Г. Зондерегер, говоря о трудностях врачебной профессии, писал: «...никому не советуйте быть врачом! И если кто-либо пожелает этого, отговори его, отговаривай его настойчиво и повторно!» [22].

Еще в Евангелии было сказано: «Врачу, исцелися сам!» Но, к сожалению, и медики умирают, как и их пациенты. Позднее стали считать, что если врачи не излечиваются, то лишь потому, что болезни у них протекают не как у «нормальных» людей. И вообще доктор болеть не должен! Однако в жизни это далеко не так.

Не каждый из нас, врачей, «сгорает» потому, что «светит». Может быть, мы просто не обращаем на себя внимания?

Врачи действительно болеют тяжелее обычных смертных [22]. А связано это с поздней обращаемостью к своим коллегам из-за негативного отношения к своей персоне или болезни, а также недооценки возможных исходов заболевания. Чаще они пренебрегают ценными советами своих коллег, а хаотичное и нерегулярное лечение является одной из причин, которая порождает утверждение о том, что врачи болеют тяжелее. Если объективно подойти к этому положению, то практика знает немало случаев трагических исходов заболевания у врачей в операционных залах, на конференциях в связи с недооценкой их состояния, а в ряде случаев — и элементами бравирования.

Врача можно отнести к группе высокого риска по заболеваемости инфекционными, прежде всего вирусными заболеваниями: гриппом, гепати­том В и С, туберкулезом, профессиональной бронхиальной астмой [10]. Различные типы расстройств нервной системы встречаются у врача в 10 раз чаще, чем у людей других профессий. По мнению исследователей, врачи умирают от ИБС в 2 раза чаще, чем представители других профессий, занятых умственным трудом [21].

Особенно велика смертность среди хирургов: в возрасте старше 50 лет более 50 % хирургов умирает от инфаркта миокарда или сосудистых осложнений [1, 12, 21]. А суточные дежурства врачей (в режиме дежурств по требованию) увеличивают риск развития сердечно-сосудистых заболеваний у них. Наблюдения показывают, что врачи гораздо больше заботятся о здоровье своих больных, чем о своем собственном. Среди врачей считается обычным явлением перенести грипп или ангину на ногах, приступить невыздоровевшим к работе и т.д. Еще Гиппократ писал: «Врачу сообщает авторитет, если он хорошего цвета и хорошо упитан, соответственно своей природе, ибо те, которые сами не имеют хорошего вида в своем теле, у толпы считаются не могущими иметь правильную заботу у других».

Американские исследователи [26] пришли к заключению, что если бы удалось продлить жизнь каждого врача на 1 год, то это было бы равным увеличению числа врачей примерно на 7000 человек.

Обращает на себя внимание еще одно явление. Врачи пенсионного возраста, знающие о своем заболевании, нередко скрывают его от коллег, несмотря на плохое самочувствие. Здесь сказывается по-человечески понятная боязнь ухода от активной деятельности, страх оказаться не у дел. Борьба за бережное отношение врача к себе и привлечение внимания общества к охране его здоровья — это не только законное проявление заботы о нем как о любом человеке, но и борьба за здоровье и продолжение жизни сотен и тысяч людей [21].

В наше время неизмеримо выше стала медицинская культура людей, однако даже сейчас многие люди в душе разделяют мнение, о распространенности которого в свое время с горечью писал В.В. Вересаев: «Ты — врач, значит, ты должен уметь, знать и вылечить всякую болезнь; если ты этого не умеешь, ты шарлатан» [14]. Разве не является в этом случае подтверждением расхожая фраза: «Ох уж мне эти доктора! Даже простуду вылечить не могут». Обычно эта фраза произносится с различными оттенками — от издевательского до беззаботно-иронического. И дальше — как у А.П. Чехова: «Насажали вас здесь, иродов, на нашу погибель» [19]. При этом забывается, что главная проблема — правильный выбор врача для конкретного пациента. Как бы ни была продумана система лечебных воздействий, она не даст соответствующего эффекта, если нет глубокого контакта врача и больного.

Врачи носят в своем сердце слово «долг», «сострадание», «благо больного». И как тяжело, когда слова «должен», «обязан» то и дело слышатся из уст больного как упрек. Сегодня многие больные хотят, чтобы их вылечили, как говаривал еще древнеримский врач Асклепиад, «cito, tuto et jucunde», т.е. «быстро, безопасно и приятно».

К сожалению, такое лечение осуществимо далеко не всегда.

Бытует мнение, что с годами у врача вырабатывается иммунитет к больным. Но это не так. Когда у врача умирает больной, врач это видит реально. Частица души настоящего доктора уходит вместе с каждой смертью. Она оставляет след в его нервах, сердце, покое, здоровье. Доказательством этого служат примеры, когда выдающиеся врачи отказывались от своей практической работы (деятельности), будучи не в силах пережить ее тяготы. Так было с С.П. Боткиным, Т. Бильротом и другими.

Следует отметить, что чисто количественные критерии оценки врачебной работы, которые пока доминируют в здравоохранении Украины, свидетельствуют о том, что «больше — не всегда лучше». Здесь могут скрываться и частота ошибок в диагнозе, не полностью и неправильно назначенное лечение, а порой и необдуманное нарушение правил этики и деонтологии во взаимоотношениях врача с пациентом и его родственниками. Одним из приоритетных направлений в здравоохранении, на наш взгляд, является начавшаяся в свое время, но не доведенная до конца реформа, предусматривающая дифференцированную оплату труда врачей в зависимости от объема и качества проводимых обследований, используемых методов лечения, качества лечения. Но вал по-прежнему опережает качество!

Многие руководители здравоохранения выход из создавшегося положения видят в частном здравоохранении. При этом они считают, что здоровая конкуренция между государственным, муниципальным и частным здравоохранением будет улучшать качество медицинской помощи. Но после признания независимости Украины в ее здравоохранении все более и четко проявляются негативные тенденции. В обобщенной форме их когда-то сформулировал экс-президент АМН России академик В.И. Покровский. В своем интервью «Литературной газете» (1997 г., 10 декабря, с. 6) он сказал: «Доступная медицина стала плохой, а хорошая — недоступной». Существует точка зрения, что почти вся медицина в Украине давно приватизирована. Она стала предметом бизнеса. За лечение, оперативное вмешательство в более или менее авторитетных учреждениях деньги берут уже и с врачей. Бизнес ведет себя не по правилам, а порой цинично. Капитализм, как всегда, верен себе: люди ничто, прибыли — все [9]. А частнопрактикующая медицина становится одним из самых доходных видов бизнеса.

Не следует закрывать глаза на то, что не всегда условиям труда и быта медиков уделяется на местах должное внимание. В качестве примера уродливых отношений, возникающих между врачом и пациентом в мире капитала, может служить роман Синклера Льюиса «Эроусмит». Один из его персонажей, профессор Роско Гик говорит студентам: «Знания — величайшая вещь в медицинском мире, но они ничего не стоят, если вы не умеете их продавать, а для этого вы, прежде всего, должны лично импонировать людям, имеющим доллары... Объясняйте ему [пациенту] и его убитой горем, встревоженной семье, как много труда и работы мысли вы затрачиваете на его болезнь, и дайте ему, таким образом, почувствовать, что благо, которое вы ему доставили... значительно выше того гонорара, на который вы можете рассчитывать. Тогда, получив от вас счет, он примет его покорно, без недоразумений».

Эпидемия гриппа А/H1N1 2009 г., прокатившаяся сначала по Мексике, а потом по США, показала, что здравоохранение оказалось не готовым к таким испытаниям. Об этом свидетельствуют летальные исходы, в том числе у молодых людей. Многие в этот период опять пытались превратить медицину в бизнес. Особенно отличились коммерческие и государственные структуры фармации, действия которых противоречили делу помощи больным: страдание, как и всякое несчастье, не должно быть усугублено платой за него. Вся тяжесть по борьбе с эпидемией гриппа выпала на долю участковых врачей и работников стационаров терапевтического профиля. Обещанные им правительством льготы в виде повышения должностных окладов не предоставлены в полном объеме до настоящего времени. Врачи, более месяца героически боровшиеся с эпидемией гриппа, нередко по 12 часов в сутки и без выходных, не получили обещанных бывшим правительством больших надбавок.

В отношении материальной стороны жизни немецкий врач А. Моль как бы предопределил низкую оценку труда врача. В своей монографии «Врачебная этика. Обязанности врача во всех проявлениях его деятельности» [14] он считал необходимым «...сообщить по возможности абитуриентам о тяжелом материальном положении врачей». Он считал, что «им следует указывать на то, что медицинское образование дает не хлеб, а голодное существование». По его мнению, такое разъяснение «...может принести пользу, так как в противном случае отдельные лица, ослепленные тем или иным выдающимся именем или даже газетной заметкой о высоком гонораре врачей все еще предполагают, что положение врачей блестяще». В этом плане сегодня можно упрекнуть СМИ, которые обходят этот вопрос молчанием и не пишут в общей прессе о бедственном положении большинства врачей. А те мизерные подчас вознаграждения, получаемые врачами от пациентов, являются лишь ничтожным покрытием жизненных потребностей.

Н.В. Эльштейн считает, что порядочный человек работает честно вне зависимости от зарплаты. Но из этого не следует, что для него она вообще не имеет значения. Он хочет не только есть, но и одеваться, развлекаться, отдыхать. При этом приличная одежда и посещение театра важны и для профессионального облика врача [22].

Подношения и так называемые благодарности пациентов еще как-то поддерживают функционирование отечественной медицины — по крайней мере это побуждает врача ходить на работу, считает экс-спикер Верховной Рады Украины А.П. Яценюк [25].

От Гиппократа идет требование бескорыстия врача, но от него же — понимание того, что врач должен получать справедливую оплату. Еще В.В. Вересаев писал о частой унизительности прямых платежей врачу при одновременных требованиях «бескорыстия» с его стороны. Даже профессор Г.А. Захарьин, самый известный терапевт Москвы 60–90-х годов ХIХ столетия, считал, что знания и труд врача имеют свою стоимость, причем немалую. Он один фактически восстал против стремлений обывателя видеть в образе врача только «бестелесного херувима-бессребренника» [3]. Несмотря на это, истории известны случаи, когда врачи, по примеру В.В. Вересаева, работали сверхштатными ординаторами в больницах. «Сверхштатный» означало много работать и ничего не получать [15].

Неприлично низкая зарплата врачей делает их быт просто постыдным по сравнению с бытом коллег из других стран. Сегодня заработная плата у медицинских работников Украины, включая врачей, самая низкая в Европе [16].

«...Если врач не отказался от положенных ему в карман 20 долларов, не выбросил, не вернул доллары, то не потому, что у него низкая мораль, а потому, что зарплата низкая», — считали Н.М. Амосов и В.Д. Братусь [18]. Попытка навязать украинским врачам положения, что они на 90 % живут за счет неофициального вознаграждения, полностью не оправданна. Интересно отметить, что, несмотря на низкую зарплату, более 70 % поликлинических и стационарных врачей на вопрос «Если бы вы сейчас выбрали профессию врача, стали бы работать по этой специальности?» ответили «да»! Это говорит о том, что люди, избравшие профессию врача, обладают высокой моралью и работают не из меркантильных соображений, а по призванию.

О высокой честности врачей говорил и известный дерматолог Н.М. Левсковской: «...на кафедре царила такая порядочность, что если бы выяснилось, что кто-то из врачей взял с больного 10 рублей, с ним просто перестали бы разговаривать!» [18].

Врачи могут ошибаться, быть не на высоте в своих знаниях или общей культуре, но в массе своей они бескорыстны, они не ищут для себя выгоды даже сегодня, они хотят помочь больному.

Сегодня зарплата у врача в 2–3 раза ниже истинного прожиточного минимума. Говорят, трудности закаляют, но не в данных случаях.

На состоявшемся в конце 2009 года круглом столе в г. Киеве Т. Бахтеева, глава Парламентского комитета Верховной Рады Украины по здравоохранению, заявила, что средняя зарплата врача сегодня составляет 100 долларов США, зарплата сестры — 70, младшего медицинского персонала — 50 долларов. «Конечно, это ужасно», — подчеркнула она. Сегодня врач со своим «пенсионным обеспечением» не может рассчитывать на достойную старость, а это вынуждает его работать в пенсионный период «до потери пульса». Поэтому мы должны требовать для врача приличной платы за его труд и права на достойную, материально обеспеченную старость.

V (XXI) Пироговский съезд врачей впервые в принятой хартии сформулировал положение о том, что не только врачи в одностороннем порядке принимают на себя определенные обязательства перед обществом, государством, населением и каждым человеком, но и последние должны принять на себя адекватные обязательства перед врачами [24]. Как это ни странно, но в Украине правовые взаимоотношения медицинских работников, в том числе врачей, почти полностью отсутствуют.

Врач в развитой стране имеет высокую заработную плату (в пятьдесят раз больше, чем в Украине) и материальную поддержку общества. В международных рекомендациях предлагается «выполнять профессиональный долг по совести». Поэтому к его совести можно обращаться. Понятие «совесть» также включает понятие «справедливость». Если наш врач начнет работать «по справедливости» в нынешних рыночных условиях, то при существующей оплате его труда по нормам оплаты труда коллег в развитых странах его рабочий день будет составлять 8–10 минут. А ведь цены на бензин, продукты питания, которые потребляет врач, у нас давно на уровне развитых стран [4].

Довольно часто наших врачей обвиняют во взяточничестве, вымогательстве подарков [9]. В лучшем случае они представляют собой дешевую коробку конфет для врачей-женщин или бутылку недорогого коньяка для врачей-мужчин. В подкрепление сказанного хочется привести слова известного журналиста Я. Голованова, который писал: «Я убежден, что хороших, грамотных, честных и внимательных врачей больше неучей, взяточников и хамов».

В сентябре 2009 г. в Евпатории был подписан «Этический кодекс врача Украины». Он был утвержден на состоявшемся X съезде Всеукраинской врачебной ассоциации. Если внимательно вникнуть в содержание этого документа, то врач на протяжении 24 часов в сутки обязан оказывать медицинскую помощь лицам, нуждающимся в ней. По мнению оппонента данного кодекса [3], это новое этическое ярмо на шею украинского врача — врача, который введен государством в криминальное поле взаимоотношений «государство — врач — пациент», так как он находится на нижней ступеньке социума по уровню заработной платы, но при этом обязан выполнить некий долг. Нам хотят еще раз напомнить о наших долгах без обязательств адекватно оплачивать нашу работу [3].

Между прочим, плата за врачебную деятельность периодически изменяется очень незначительно. Разве можно допустить, чтобы оклад водителя троллейбуса, трамвая, маршрутного такси был в несколько раз выше, чем у врача? Неужели профессия врача менее трудна и социально значима [23]?

Около 70 лет тому назад профессор Г. Сигерист, читая курс лекций в Йельском университете (США) по тематике «Медицина и благополучие человека», нарисовал новый облик врача: «Это ученый и общественный деятель, умеющий сотрудничать с коллегами и поддерживать тесные контакты с людьми, которым они оказывают помощь, — это друг и руководитель, он будет прилагать все усилия к тому, чтобы предотвратить болезнь, и будет лечить, даже если его усилия окажутся безуспешными; это — врач, служащий обществу, охраняющий людей и указывающий им путь к более здоровой и счастливой жизни».

Профессия врача, по мнению А.П. Чехова, является подвигом, ибо она требует «самоутверждения, чистоты души и чистоты помыслов, не каждый способен на это».

Андре Моруа считал, что «...каждый день жизни врача омрачает тревога и безысходная жалость. Он знает, что лечить людей — не ремесло, а тяжкий крест. Чтобы стать врачом — значит вступить в некий орден, в большей мере пожертвовать привязанностями семьи и дружбы, отказаться от свободы...».

«Он, врач, может обладать громадным распознавательным талантом, уметь улавливать самые тонкие детали своих назначений — все это останется бесплодным, если у него нет способности покорять и подчинять себе душу больного», — писал В.В. Вересаев [15].

Некоторые «грамотные» пациенты, не считаясь с трудностями врачебной профессии, упрекают врачей в низком профессиональном уровне. Известный детский хирург, член-корреспондент АМН России С.Я. Долецкий считал, что «низкий профессиональный уровень — прямое следствие недостаточного материального обеспечения персонала (врачебного). Никакие лекции, повышенные квалификационные требования, энтузиазм радикально изменить положение в практической медицине не в состоянии. Врачи — люди, живущие в обществе наравне со всеми, у них имеется ответственность перед детьми, семьей, родителями, на что нужно время, которым они не располагают, ибо в сутках всего 24 часа. Стало быть, желаемого роста профессионального уровня можно ожидать после материального обеспечения — не ранее» [6]. Напомним, что это написано 20 лет тому назад. Но, к великому сожалению, почти ничего не изменилось.

«Если суммировать все требования, предъявляемые врачу, то положение его можно оценивать как труднейшее среди существующих профессий», — говорил виднейший российский хирург А.Д. Очкин.

Как это ни странно, но политэкономисты к непроизводственной сфере относят все здравоохранение, и в частности труд врача. Ведь доказано, что прямые и косвенные экономические потери от плохого состояния здоровья населения Украины вместе взятые могут составлять за один только год баснословную сумму денег. Н.Г. Чернышевский писал, что «труд доктора действительно самый производительный труд, — предохраняя от болезней или восстанавливая здоровье, доктор приобретает обществу все те силы, которые погибли без его забот». Если перевести слова Н.Г. Чернышевского на язык политэкономии, то здоровье и человеческая энергия являются материальной основой рабочей силы.

Создатель теории идеального государства Платон считал, что управлять им должны философы (врачи). По Гиппократу «врач — это философ, ведь нет большой разницы между мудростью и медициной». В Древней Индии хороший врач считался одной из 14 драгоценностей, дарованных небом. А врача Амхотена египтяне провозгласили богом. Права гражданства врачи получили при Юлии Цезаре, а император Август освободил их от всех гражданских повинностей и установил штраф за оскорбление врача.

В течение 38 лет ждал у купели Силоамской евангельский страждущий. На вопрос Христа: «Хочешь ли быть здоров?» — ответил: «Да, Господи! Но не имею человека, который бы пустил меня в купель». Кого ждал страждущий? Кто был тот человек? Сегодня мы понимаем, этот человек — врач [7].

Врач — если он врач, а не чиновник врачебного дела, — должен прежде всего бороться за устранение тех условий, которые делают его деятельность бессмысленной и бесплодной.

P.S. Живя в век огромных скоростей и ставя сегодня во главу всего деньги, мы разучились общаться по-человечески. И какой ценой даются эти скорости? Это бег за сиюминутностью. Погоня за бессмысленным благополучием привела к тотальному выхолащиванию духовности, душевности, к девальвации таких понятий, как дружба, любовь, сострадание. В противоположность сказанному большинство лиц из медицинского сословия Украины являются примером порядочности, ответственности, самопожертвования, честности, служения долгу.


Bibliography

1. Барбараш О.Л., Башева Л.И., Смакотина О.А. и др. Факторы сердечно-сосудистого риска у врачей различных специальностей // Кардиология. — 2008. — № 7. — С. 52-55.

2. Бессарабова А. У российских чиновников отнимут подарки // Мир новостей. — 2009. — № 32. — С. 7.

3. Бобров О.Е. Стяжатель или меценат? Два взгляда на жизнь профессора Г.А. Захарьина // Теrарiа. Украинский медицинский вестник. — 2009. — № 4. — С. 63-66.

4. Воробьев К.П. Открытое письмо к X съезду Всеукраинской врачебной ассоциации // Новости медицины и фармации. — 2009. — № 17. — С. 21-24.

5. Врачи не получат обещанную надбавку // Вести региона. — 2009. — № 50. — С. 2.

6. Долецкий С.Я. Ятрогения: клинический и социальный аспект. — M., 1989. — 32 с.

7. Долженко М.Н. О необходимости сострадания врача // Новости медицины и фармации. — 2009. — № 13–14. — С. 20.

8. Зарецкий М.М. О взятках в медицине // Украинская медицинская газета. — 2006. — № 9. — С. 1-2.

9. Зарецкий М.М. О взятках, подарках, вымогательстве и еще кое о чем... // Новости медицины и фармации. — 2009. — № 16. — С. 20-21.

10. Зодионченко В., Ливандовский Ю. О состоянии здоровья врачей // Врач. — 2004. — № 1. — C. 58-61.

11. Как лечить здравоохранение. На Луганщине ныне и врачи в дефиците // Луганская правда. — 2009. — № 5. — C. 1.

12. Косарев В.В., Бабанов С.А. Профессиональные болезни медработников // Мед. помощь. — 2009. — № 1. — C. 11-16.

13. Лосиевский И. Историк и власть. Судьба Евгения Тарле // Личности. — 2008. — № 6 (16). — С. 68.

14. Молль А. Медицинская этика. — СПб., 1903. Цит. по № 21.

15. Мягкова Н. Викентий Вересаев: вклад писателя в формирование медицинской этики // Новости медицины и фармации. — 2009. — № 16. — С. 24.

16. Ненашева Е. Izba Lekarska: страница редактора // Лекарь. — 2007. — № 3–4. — С. 5-7.

17. Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М.: ОНИКС, 2006. — С. 101, 169.

18. Сабадаш Э. Приглашение к разговору. — К.: Б-ка «Здоров''я України», 2005. — С. 36-49, 50-66.

19. Чехов А.П. Толстый и тонкий: Рассказы. — М.: Худож. лит., 1985. — 239 с.

20. Шкала стресса для профессии // Луган. правда. — 2006. — № 109. — С. 1.

21. Эльштейн Н. Врач как пациент // Врач. — 1993. — № 8. — С. 53-55.

22. Эльштейн Н. Медицина и время. — Таллинн: Валгус, 1990. — 356 с.

23. Яровинский М.Я. Лекции по курсу «Медицинская этика. Биоэтика». — М.: Медицина, 2001. — 205 с. Второй выпуск. — 254 с.

24. Яровинский М.Я. V (XXI) Пироговский съезд врачей // Мед. помощь. — 2004. — № 5. — С. 3-6.

25. Яценюк А. Здоровье нации. Рекламный буклет к выборам Президента Украины // Факты и комментарии. — 2009, 1 авг. — С. 4.

26. Schnall P.L., Pieper C. The relationship between job strain, work place, diastolic blood pressure, and left ventricular mass index // G. Amer. Med. Assoc. — 1997. — V. 26. — P. 1929-1935. 


Back to issue