Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 8(321) 2010

Back to issue

Опыт одновременного назначения Кавинтона и Рексетина при лечении ДЭ c тревожно-депрессивными расстройствами у ликвидаторов аварии на ЧАЭС

Authors: И.В. Коровин, КУ «Городская больница № 3», Е.В. Сердюк, И.В. Кадымов, Л.Д. Коровина. г. Кривой Рог

print version


Summary

Цереброваскулярная патология является ведущей нозологической формой у ликвидаторов аварии на ЧАЭС (ЛАЧАЭС). 44 % лиц из данной категории, у которых была установлена связь заболевания с работой на ЧАЭС, по Криворожскому региону за период 1995–2004 гг. имели диагноз «дисциркуляторная энцефалопатия» (ДЭ). В дальнейшем 93 % из них были признаны инвалидами. Особенностью протекания ДЭ у ЛАЧАЭС является наличие различных тревожно-депрессивных проявлений, которые усугубляют клиническую картину цереброваскулярной патологии, изменяют отношение больного к процессу лечения, эффекту выздоровления, к социуму. Лечение такой сочетанной патологии представляет определенные трудности для врачей-интернистов.
Целью нашей работы было показать клиническую эффективность одновременного назначения вазоактивных лекарственных препаратов (винпоцетин, оригинальный препарат Кавинтон) и антидепрессантов — селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (пароксетин, Рексетин) пациентам — ликвидаторам аварии на ЧАЭС, страдающим ДЭ, коморбидной с тревожно-депрессивными расстройствами.

Материалы и методы исследования

Были обследованы 50 больных (49 мужчин и 1 женщина), средний возраст — 53 ± 2 года. Имели в установленном порядке связь заболевания с работой по ликвидации аварии на ЧАЭС 29 человек. Из них 4 лицам была ранее установлена ІІ гр. инвалидности, 21 — ІІІ гр. инвалидности. Еще двое имели ІІІ гр. инвалидности по ДЭ, но прямая связь болезни с работой на ЧАЭС у них установлена не была.

Все обследованные больные проходили стационарный курс лечения в реабилитационном отделении для ликвидаторов аварии на ЧАЭС в КУ «Городская больница № 3» г. Кривого Рога. Основным диагнозом у 20 из них была ДЭ I ст., у 30 — ДЭ II ст. Диагноз устанавливался на основании жалоб больного, объективного неврологического статуса, инструментальных методов обследования, данных медицинской документации. У 36 из них основным сопутствующим диагнозом была гипертоническая болезнь. У всех больных отмечались признаки тревожно-депрессивных расстройств (шкала Гамильтона).

К исследованию не привлекались больные с выраженными проявлениями другой сопутствующей патологии. Все больные в исследуемой группе во время стационарного лечения на фоне протокольных назначений получали раствор Кавинтона 4,0 мл (20 мг) внутривенно капельно на 200,0 мл физраствора 5 дней, затем Кавинтон форте по одной таблетке 2 раза в день 15 дней, а также Рексетин 20 мг по одной таблетке утром 20 дней.

Для оценки выраженности тревож­но-депрессивных расстройств использовалась шкала тревоги и депрессии Гамильтона.

Транскраниальная допплерография (ТКД) проводилась на аппарате «Сономед-315» (ЗАО «Спектромед», Россия). Лоцировались внутренняя сонная артерия на шейном уровне, сифон внутренней сонной артерии (трансорбитально), передние, средние, задние мозговые артерии, позвоночные, основная (датчик 2 МГц) и надблоковые артерии (датчик 8 МГц).

Реоэнцефалография (РЭГ) проводилась по стандартной методике (фронто­мастоидальные и окципитально-масто­идальные отведения с 2 сторон) с оценкой амплитуды реографической волны, изменений артериального тонуса, состояния венозного оттока с использованием программы «Регина 2002» (ООО «ДХ Комплексы», Украина).

От всех больных было получено согласие на проведение исследования. Все пациенты были обследованы до и после комплексного стационарного лечения.

Кроме того, аналогичному обследованию была подвергнута контрольная группа больных в количестве 18 чел., которые не получали при протокольном лечении препараты Кавинтон и Рексетин.

Все указанные пациенты за 3 месяца до госпитализации никакого лечения, кроме гипотензивного, не получали.

 

Результаты исследования и их обсуждение

При оценке выраженности тревожно-депрессивных проявлений до лечения было установлено, что из 50 исследуемых у 12 человек (24 %) достоверные стойкие признаки тревоги или депрессии отсутствовали, но эти больные отмечали периодическое нарушение формулы сна. Анализ заполненных шкал Гамильтона и более детальный анамнез болезни показали, что 29 человек (58 %) имели мягкую депрессию (из них 11 — в сочетании с тревогой), 9 (18 %) — умеренную депрессию (у 5 наблюдалась сопутствующая тревожность).

После проведенного курса лечения препаратами Кавинтон и Рексетин из 29 человек, имевших мягкую депрессию, 23 (79 %) после повторного тестирования перешли в группу больных, у которых депрессия отсутствует, у 6 человек (21 %) — без значимой динамики.

Из 9 человек с умеренной депрессией 2 (18 %) перешли в группу, в которой депрессия отсутствует, 5 человек (64 %) перешли в группу с мягкой депрессией, 2 (18 %) — без заметной динамики. Практически у всех исследуемых (кроме 2) симптоматика тревожности после лечения отсутствовала.

Все 18 больных из контрольной группы имели признаки мягкой или умеренной депрессии — 10 и 8 человек соответственно. После проведенного протокольного лечения лишь трое пациентов из второй группы перешли в первую.

При транскраниальной допплерографии до лечения у исследуемых больных в основной группе выявлены следующие нарушения: асимметрия скорости кровотока (по различным артериям) — у 45 чел., в том числе со снижением скорости кровотока — у 35 чел., избыточная турбулентность кровотока (по различным артериям, чаще по сифону внутренней сонной артерии) — у 23 чел., повышение периферического сопротивления (общее и в отдельных бассейнах) — у 28 чел., нарушение венозного оттока в различных сочетаниях — у 50 чел. Изменения показателей церебральной гемодинамики показаны в табл. 1.

 

Увеличение средней скорости кровотока после лечения было выявлено у 100 % обследуемых в основной группе.

В контрольной группе увеличение средней скорости кровотока было выявлено после лечения у 13 больных (72,2 %). Возрастание скорости кровотока не превышало 20 %.

При РЭГ-исследовании до лечения у больных в основной группе выявлены следующие нарушения: снижение амплитуды реографической волны (в различных бассейнах) — у 35 чел., повышение артериального тонуса — у 45 чел., нарушение венозного оттока в различных сочетаниях — у 48 чел. Динамика этих нарушений после лечения приведена в табл. 2.

Побочного действия препаратов Кавинтон и Рексетин или значимого их взаимодействия с медикаментами, которые использовались согласно утвержденным протоколам, в период обследования не наблюдалось. Показатели лабораторных исследований от нормы не отклонялись.

 

Выводы

Таким образом, проведенное нами открытое постмаркетинговое исследование одновременного назначения лекарственных препаратов Кавинтон и Рексетин ликвидаторам аварии на ЧАЭС, страдающим ДЭ І и ІІ стадии, коморбидной со стойкими тревожно-депрессивными проявлениями, выявило такие позитивные тенденции:

1. Доказана нормализация показателей церебральной гемодинамики. При этом степень положительной динамики исследуемых критериев в основной группе больных превышала динамику у лиц, не получавших препарат Кавинтон, что, как ожидалось, укорачивало длительность стационарного лечения, удлиняло ремиссию у этих больных.

 

2. Использование препарата Рексетин позволило уже на стационарном этапе лечения достичь комфортного анксиолитического и антидепрессивного эффекта у обследуемых больных, что подтвердило необходимость обязательного назначения антидепрессантов (селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, пароксетина) данной категории больных в профильных стационарах.

3. Одновременный прием препаратов Кавинтон и Рексетин ускорял минимизацию субъективных и объективных проявлений ДЭ на фоне тревожно-депрессивных расстройств, позволял заметно улучшить качество здоровья как социального показателя уже при выписке пациента из стационара, уменьшить ожидаемые расходы на лечение, укрепить веру пациента в эффективность и необходимость лечения в дальнейшем.

4. Препараты Кавинтон и Рексетин целесообразно использовать в комп­лексном стационарном лечении ликвидаторов аварии на ЧАЭС, страдающих ДЭ І и ІІ стадии в сочетании с тревожно-депрессивными расстройствами.


Bibliography

1. Пол Л. Аллан, Пол А. Даббинс, Мирон А., Позняк В., Норманн Мак Дикен. Клиническая допплеровская ультрасонография // Медицина мира. — Львов, 2007.

2. Арана Д., Розенбаум Д. Фармакотерапия психических расстройств. — М.: Бином, 2004. — 415 с.

3. Бурцев Е.М. Дисциркуляторная (сосудистая) энцефалопатия // Журн. неврол. и психотерапии им. С.С. Корсакова. — 1998. — № 1. — С. 45-48.

4. Бурчинский С. Г. Ноотропы при хронических нарушениях мозгового кровообращения: новые возможности // Міжнародний неврологічний журнал. — 2006. — № 3 (7). — С. 75-78.

5. Гусев Е.И., Скворцова В.И. Ишемия головного мозга. — М.: Медицина, 2001. — 328 с.

6. Зенков Л.Р., Ронкин М.А. Функциональная диагностика нервных болезней (руководство для врачей). — 3-е изд., перераб. и допол. — М.: МЕДпресс-информ, 2004.

7. Лущик У.Б. «Слепой» допплер для клинических интеллектуалов (качественная оценка церебральных дизгемий). — К.: Истина, 2003.

8. Мак-Глинна Т.Дж., Меткалфа Г.Л. Диагностика и лечение тревожных расстройств (руководство для врачей). — М., 1989. — 119 с.

9. Марценковский И.А. Оптимизация лечения депрессий в общемедицинской практике // Здоров''я України. — 2007. — Темат. номер. — С. 22.

10. Мищенко Т.С. Современные подходы к лечению больных дисциркуляторной энцефалопатией // Здоров''я України. — 2007. — Темат. номер. — С. 5, 21.

11. Мищенко Т.С., Шестопалова Л.Ф. Дисциркуляторная энцефалопатия: современные взгляды на патогенез и диагностику // Здоров''я України. — 2005. — № 15. — С. 16-17.

12. Скороходов А.П., Дубина А.А., Колесников Е.А., Корон А.Е., Кобанцев Ю.А., Седова А.А. Сравнительное исследование эффективности ряда нейропротекторов при ишемическом инсульте // Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. — 2006. — Вып. 17. — С. 52-56.

13. Яхно Н.Н., Дамулин И.В. Дисциркуляторная (сосудистая) энцефалопатия // Рос. мед. журнал. — 1999. — № 5. — С. 41-43.

14. Adibhatla R.M., Hatcher J.F., Dempsey R.I. Citicoline: Neuroprotective mechanism in cerebral ischemia // J. Nerocuem. — 2002. — 80. — 12-13.

15. Turan T., Esen E., Karaaslan F. et al. Auditory Event related potentials in panic and generalized anxiety disorders // Prog. Neuropsychopharmacol. Biol. Psychiatry. — 2002. — Vol. 26, № 1. — Р. 123-126. 


Back to issue