Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" Гастроэнтерология (313) 2010 (тематический номер)

Back to issue

Оценка эффективности альгинат-рафтового барьера при лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни

Authors: Д.С. Бордин, А.А. Машарова, Л.Д. Фирсова, Т.С. Кожурина, О.В. Сафонова. ЦНИИ гастроэнтерологии, г. Москва, Россия

print version

Введение

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) — чрезвычайно распространенное заболевание. У взрослого населения стран Западной Европы и Северной Америки ее распространенность достигает 10–20 % [1], в Москве (эпидемиологическое исследование, 2003 г.) она составляет 23,6 % [2], в России (исследование МЭГРЕ, 2005–2007 г.) — 13,3 %. ГЭРБ рассматривают как состояние, развивающееся, когда рефлюкс содержимого желудка вызывает появление беспокоящих пациента симптомов и/или развитие осложнений. Наиболее характерными симптомами заболевания признаны изжога и регургитация (кислая отрыжка, срыгивание), а самым распространенным осложнением — рефлюкс-эзофагит [3]. Целями терапии ГЭРБ является быстрое купирование и контроль симптомов, улучшение самочувствия и качества жизни больного, заживление рефлюкс-эзофагита и профилактика осложнений. Их достижение обеспечивают выполнение рекомендаций по изменению образа жизни и диеты, фармакотерапия (ингибиторы протонной помпы (ИПП), Н2-блокаторы рецепторов гистамина, прокинетики, альгинаты, антациды), при неэффективности которой прибегают к хирургическому лечению (лапароскопическая фундопликация и др.).

Наиболее часто для лечения ГЭРБ применяют ингибиторы протонной помпы, поскольку они эффективнее контролируют симптомы и способствуют заживлению эрозий при рефлюкс-эзофагите, чем перечисленные группы препаратов. Вместе с тем для ИПП характерен отсроченный эффект первой дозы, не всегда позволяющий использовать их для быстрого купирования изжоги. Так, недавно опубликованный метаанализ клинических исследований показал, что первый прием ИПП полностью купировал изжогу лишь у 30 % больных, при этом у большинства из них в течение первых 2 дней лечения изжога не уменьшалась [4].

Для быстрого облегчения изжоги используют антациды и препараты альгиновой кислоты (альгинаты) [5]. Исследования, сравнивающие их эффективность, демонстрируют значительное преимущество альгинатов [6]. Это объясняет прин­ципиальное отличие механизмов их действия. Антациды химически нейтрализуют соляную кислоту, инактивируют пепсин, адсорбируют желчные кислоты и т.д., поэтому способны быстро, но не длительно уменьшать выраженность изжоги или купировать ее. Известно, что систематический прием антацидов связан с возможным развитием побочных эффектов, среди которых отмечают перегрузку солями алюминия, запор, гиперкальциемию, а также влияние на всасывание других препаратов, в частности антибиотиков.

Препараты альгиновой кислоты (от лат. alga — морская трава, водоросль) при приеме внутрь оказывают скорее физическое, чем химическое воздействие. Они являются натуральными полисахаридными полимерами, выделенными из бурых водорослей, главным образом Laminaria hyperborea. В кислой среде желудка альгиновые кислоты преципитируются, в результате чего в течение нескольких минут образуется невсасывающийся альгинатный гель. Образующийся при взаимодействии входящего в состав препарата бикарбоната натрия с соляной кислотой углекислый газ завершает формирование рафта (альгинатного «плота»), который плавает на поверхности содержимого желудка в качестве подвижного нейтрального наполнителя и избирательно входит в пищевод до или вместо содержимого желудка во время эпизодов гастроэзофагеального рефлюкса (ГЭР). Структура рафта может оставаться в желудке до 4 ч, при условии приема препарата через 30 мин после еды. Таким образом, альгинатсодержащие противорефлюксные препараты действуют столь же быстро, как антациды, но продолжительность их эффекта значительно больше. Альгиновая кислота не имеет системного действия и специфических побочных эффектов. Считается, что альгинаты не оказывают существенного влияния на внутрижелудочный рН и интрагастральный протеолиз. Важно отсутствие фармакокинетического взаимодействия альгинатов и ИПП, что позволяет при необходимости использовать их для комбинированной терапии.

Целью нашей работы была оценка клинической эффективности альгинат-рафтового препарата — суспензии Гавискон («Рекитт Бенкизер», Великобритания) у пациентов с эндоскопически негативной ГЭРБ.

В задачи исследования входили:
1) оценка эффективности 10-дневного приема суспензии Гавискон в купировании симптомов ГЭРБ (изжога, регургитация и др.);
2) оценка динамики показателей самочувствия и качества жизни больных ГЭРБ при лечении суспензией Гавискон;
3) определение продолжительности антирефлюксного эффекта при приеме суспензии Гавискон по данным внутрипищеводного рН-мониторинга;
4) выявление причины возможной неэффективности суспензии Гавискон в купировании рефлюкс-ассоциированных симптомов.

 

Материал и методы исследования

Обследованы 30 больных (15 мужчин, 15 женщин) эндоскопически негативной ГЭРБ, находившихся на стационарном лечении в ЦНИИ гастроэнтерологии. Средний возраст больных — 46,2 ± 15,0 года. Больных с нормальным индексом массы тела было 46,7 %, с повышенным — 53,3 %. Давность симптомов ГЭРБ составила от 1 года до 30 лет (в среднем 6,0 ± 8,7 года).

В течение 10 дней больные получали суспензию Гавискон по 20 мл 4 раза в сутки через 30–40 мин после 3 основных приемов пищи и перед сном (табл. 1).

 

Симптомы, ассоциированные с рефлюксом, ежедневно оценивали с помощью 5-балльной шкалы Likert, где 1 балл — полное отсутствие симптомов; 2 — слабо выраженный симптом (можно не замечать, если не думать об этом); 3 — умеренный (не удается не замечать, но он не нарушает дневную активность или сон); 4 — сильный (нарушает дневную активность или сон); 5 баллов — очень сильный (значительно нарушает или временно делает невозможной дневную активность или сон, требуется отдых).

Больным до назначения препарата проводились эзофагогастродуоденоскопия (ЭГДС) и суточный рН-мониторинг («Гастроскан-24», «Исток-Система») по стандартной методике. У 8 больных выполнена острая фармакологическая проба под контролем рН-мониторинга в 1-й день приема суспензии Гавискон. До начала и после завершения лечения Гависконом проводили оценку самочувствия по визуально-аналоговой шкале (ВАШ), качества жизни (SF-36). С учетом возможной роли психоэмоциональных нарушений в формировании жалоб больных ГЭРБ, особенно ее эндоскопически негативной формой, проводили оценку психологического статуса с помощью опросника СМОЛ [7] и психологической реакции пациентов на болезнь с помощью личностного опросника Ленинградского психоневрологического НИИ им. В.М. Бех­терева (ЛОБИ) [8]. Безопасность проводимой терапии оценивали на основании наличия/отсутствия побочных эффектов.

 

Результаты исследования и их обсуждение

Наиболее часто больных беспокоила изжога (86,7 %), регургитация (66,7 %), отрыжка воздухом (83,3 %), реже отмечались дисфагия (33,3 %) и одинофагия (13,3 %). Уменьшение симптомов отмечено в 1-й день терапии у подавляющего большинства (86,7 %) больных. Двое больных не отметили положительного эффекта Гавискона и к 4–5-му дню отказались от продолжения приема препарата. У 1 больного на 3-й день лечения появилась аллергическая реакция в виде крапивницы. Таким образом, 3 больных выбыли из исследования,  и их данные не учитывались при оценке эффективности терапии. У большинства из оставшихся 27 больных полное устранение симптомов произошло с 1-го до 7-го дня (табл. 2).

Следует подчеркнуть, что стационарные больные — это более тяжелая группа больных ГЭРБ, и наибольшие сроки купирования симптомов были у больных с избыточной массой тела и с изменениями психоэмоционального статуса.

На фоне терапии отмечено улучшение самочувствия больных, что отразилось в увеличении показателя по ВАШ с 41,8 ± 15,3 мм до лечения до 60,2 ± 16,8 мм (p < 0,01) на 10-й день приема Гавискона.

Уменьшение выраженности клинических проявлений сопровождалось улучшением качества жизни больных. Наиболее выраженная положительная динамика показателей качества жизни отмечена по шкалам RP, RE и MH (рис. 1).

 

Первая из них отражает влияние физического состояния на ролевое функционирование, т.е. работу, выполнение будничной деятельности. Шкала RE характеризует влияние эмоционального состояния на ролевое функционирование, предполагает оценку степени, в которой эмоциональное состояние мешает выполнению работы или другой повсе­дневной деятельности. Шкала MH отражает самооценку психического здоровья, характеризует настроение (наличие депрессии, тревоги, общий показатель положительных эмоций).

 

Восьми больным ГЭРБ под контролем рН-мониторинга была проведена острая фармакологическая проба с Гависконом, которая продемонстрировала его антирефлюксный эффект. В табл. 3 представлена динамика среднего рН в теле желудка и обобщенного показателя De Meester в пищеводе. Изменение последнего отражает уменьшение кислых рефлюксов. Средний рН в желудке у 3 больных оставался меньше 3, у 5 прием Гавискона сопровождался умеренным антацидным эффектом, который связан с взаимодействием с бикарбонатами, входящими в состав препарата. В ранее проведенных исследованиях также отмечался умеренный антацидный эффект Гавискона у части больных, который при этом не являлся критическим для уменьшения выраженности изжоги [6].

Как отмечено выше, наиболее часто причиной изжоги являются кислые гастроэзофагеальные рефлюксы, однако ее могут вызывать также щелочные и смешанные рефлюксы. Так, у больного А., 39 лет, которого беспокоили изжога и регургитация, при эзофагогастродуоденоскопии выявлен умеренно выраженный катаральный рефлюкс-эзофагит. При суточной pH-метрии в пищеводе отмечены кратковременные кислые гастро­эзофагеальные рефлюксы в дневное и вечернее время (показатель De Meester в нижней трети пищевода равен 10,22 при норме < 14,72), а также 169 щелочных (рН > 8) рефлюксов. Через 10–15 минут после приема 20 мл суспензии Гавискон больной отметил уменьшение и в дальнейшем прекращение изжоги и регургитации, при этом по данным рН-метрии патологических рефлюксов (рН < 4 и рН > 8) не наблюдалось в течение 3,5 ч. У этого больного терапия Гависконом оказала положительный эффект при наличии рефлюксов смешанной природы (кислых и щелочных). Необходимо подчеркнуть, что суточный рН-мониторинг предназначен для идентификации кислых рефлюксов. О наличии щелочных рефлюксов мы можем судить лишь косвенно при выявлении признаков дуоденогастральных рефлюксов и эпизодов рН в пищеводе выше 8.

Переносимость лечения у подавляющего большинства больных была хорошей; 1 больной отмечал кратковременное усиление жжения по ходу пищевода после приема препарата, 1 — появление метеоризма. У 1 больного на 3-й день лечения отмечено появление аллергической реакции в виде крапивницы. После отмены препарата явления аллергии прошли самостоятельно.

В опубликованных ранее работах значительное облегчение симптомов рефлюкса при приеме Гавискона отмечено у 74–81 % больных [6]. Наше исследование демонстрирует подобные данные. Каковы возможные причины неэффективности терапии Гависконом? Дело в том, что механизмы формирования ощущения изжоги до конца не поняты [9]. Наиболее часто изжога является следствием ГЭР как кислоты, так и дуоденального содержимого. В пользу этого свидетельствует высокая эффективность в купировании изжоги препаратов, снижающих кислотопродукцию желудка, а также препятствующих попаданию в пищевод агрессивных компонентов содержимого желудка либо связывающих их. Вместе с тем ощущение изжоги может формироваться и без патологического ГЭР. В качестве изжоги некоторыми пациентами могут восприниматься механические стимулы или нарушения моторики, даже при отсутствии кислого рефлюкса. У ряда больных изжога может наблюдаться при повышенной чувствительности пищевода к физиологическому уровню воздействия кислоты вследствие расстройств центральной и периферической иннервации, на фоне изменений психологического статуса (беспокойство, напряжение, депрессия и т.д.) [10]. Так, появление или усиление изжоги после стрессов отметили 28,4 % респондентов Московского эпидемиологического исследования ГЭРБ [11]. На фоне стресса не наблюдается увеличения количества кислых ГЭР, тем не менее методы, направленные на его устранение (гипноз, мышечная релаксация), приводят к облегчению изжоги. Напротив, психологически индуцированный стресс приводит к уменьшению порога восприятия и усилению ощущения кислоты при ее инфузии в пищевод независимо от степени поражения его слизистой оболочки [12]. Таким образом, нерефлюксные механизмы изжоги могут быть одной из причин не­эффективности антисекреторной или противорефлюксной терапии ГЭРБ.

Двое (6,7 %) больных в ходе нашего исследования отказались от лечения Гависконом, поскольку к 4–5-му дню лечения не отметили клинического эффекта. Диагноз у обоих был установлен на основании клинических проявлений заболевания: их беспокоила изжога. По данным ЭГДС изменений слизистой оболочки пищевода не было, рН-мониторинг не выявил отклонений от нормы. При психологическом обследовании (опросники СМОЛ и ЛОБИ) отмечены выраженные нарушения психической адаптации. Вероятно, у этих больных механизмом формирования ощущения изжоги был не патологический ГЭР, а изменения психологического статуса и гиперчувствительность пищевода. Косвенным подтверждением этого является неэффективность Гавискона, лечебный эффект которого обеспечивает альгинатный рафт — подвижный барьер, предотвращающий ГЭР.

 

Выводы

Десятидневный прием суспензии Гавискон обеспечил облегчение симптомов ГЭРБ у большинства (у 27 из 30) больных.

Уменьшение выраженности клинических проявлений сопровождалось улучшением самочувствия и качества жизни больных.

По данным суточного рН-мониторинга суспензия Гавискон оказывает антирефлюксный эффект, предотвращая попадание в пищевод как кислого, так и смешанного содержимого желудка.

Причиной неэффективности терапии суспензией Гавискон могут быть нерефлюксные механизмы формирования изжоги, ассоциированные с выраженными нарушениями психической адаптации.

Впервые опубликовано:
Consilium medicum.
Прил. Гастроэнтерология. — 2009. — № 1. — С. 3-5


Bibliography

1. Dent J., El-Serag H.B., Wallan­der M.A. et al. Epidemiology of gastroesophageal reflux disease: A syste­matic review // Gut. — 2005. — 54. — 710-7.

2. Bor S., Lazebnik L.B., Kutapcioglu G. et al. The prevalence of gastroesophageal reflux in Moscow // J. Clin. Gastroenterol. — 2006. — 40 (Suppl. 4). — S199.

3. Vakil N., van Zanden S.V., Kahrilas P. et al. The Monreal Definition and Classification of Gastroesophageal Reflux Disease: A Global Evidence-Based Consensus // Am. J. Gastroenterol. — 2006. — 101. — 1900-20.

4. McQuaid K.R., Laine L. Купирование изжоги с помощью ингибиторов протонной помпы: систематический обзор и метаанализ клинических испытаний // Клин. гастроэнтерол. и гепатол. — 2008. — 3. — 184-92.

5. Tytgat G.N., McColl K., Tack J. et al. New algorithm for the treatment of gastrooesophageal reflux disease // Aliment. Pharmacol. Ther. — 2008. — 27. — 249-56.

6. Mandel K.G., Daggy B.P., Brodie D.A., Jacoby H.I. Review article: alginate-raft formulations in the treatment of heartburn and acid reflux // Aliment. Pharmacol. Ther. — 2000. — 14. — 669-90.

7. Зайцев В.П. Вариант психологического теста MINI-MULT // Психологич. журн. — 1981. — 3. — 118-23.

8. Личко А.Е. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. — Ленинград, 1983.

9. Лазебник Л.Б. Изжога и гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь: проблемы и решения // Тер. арх. — 2008. — 2. — 5-11.

10. Fass R. Focused clinical review: noneroseve reflux disease // Medscape Gastroenterol. — 2001. — 3. — 1-13.

11. Мананников И.В. Эпидемиология гастроэзофагеальной рефлюксной болезни в Москве: Автореф. дис… канд. мед. наук. — М., 2005.

12. Dickman R., Fass R. The pathophysiology of GERD // Gastroesophageal Reflux Disease. Principles of Disease, Diagnosis, and Treatment / Eds. F.A. Grranderath, T. Kamolz, R. Pointher. — Wien; NewYork: Springer, 2006. — 13-22.


Back to issue