Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 4(309) 2010

Back to issue

Бронхиальная астма в эволюции познания и жизни знаменитых людей

Authors: Э.М. Ходош, к.м.н. Харьковская медицинская академия последипломного образования, городская клиническая больница № 13, г. Харьков

print version


Summary

С первыми признаками болезни больной вносит свой личный элемент в понимание происходящего. В этих размышлениях не все бывает точно и ясно, однако присутствует много деталей, которые внушают доверие, и мысль с трудом мирится с действительностью. Ум людей привык объяснять все разумными причинами, наконец, известной целью, а тут появляются непредвиденные обстоятельства.
Чаще всего больной отвергает мысль, что болезнь может стать роковой гранью, которая разделит его жизнь и трудовую деятельность на периоды, не соответствующие социально и биологически сформированным моделям. Для него болезненные впечатления порой оказываются чрезмерно сильными — по закону контрастов. Начинает страдать не только какой-либо орган или функция, а главным образом психика, и нет такого инструмента, каким можно было бы измерить, взвесить и сосчитать эти психические и душевные муки. То есть не вызывает никакого сомнения, что в соматических болезнях коренятся глубокие основания для психологических перемен. Каждый больной приобретает свою философию болезни. Возможно, поэтому в некоторых случаях болезнь стимулирует творческие начала.

Анализ жизни знаменитых людей, страдающих бронхиальной астмой, даже в тот период, когда не было воспалительной теории и, как следствие, отсутствовал базисный контроль, показывает, что болезнь не ограничивала этих людей от постоянного стремления к творческой реализации. Существование симптомов астмы, с их точки зрения, не оправдывает бездеятельность и прекращение поступательного движения вперед — к достижению вершин успеха. Столь высокие нравственные качества существовали и существуют, несмотря на то что бронхиальная астма присуща любому возрасту и не щадит никого, включая президентов стран, олимпийских золотых медалистов, известных писателей, певцов и многих других знаменитых творцов. Вместе с тем если больной выполнял рекомендации врача и его астма была подвержена полному контролю, тогда той или иной личности ничто не мешало быть максимально трудоспособным в спортивной, научной, литературной или любой другой сфере человеческой жизни.

Уходя в глубь веков, история бронхиальной астмы вскрывает существенные отношения и объективные связи между предметами, приобретает живой и конкретный облик, раскрытый, в частности, через жизнь знаменитых людей. Такой взгляд может помочь врачу более глубоко осознать клинические детали бронхиальной астмы. В то же время мы пониманием, что оценка больных подчиняется субъективному взгляду врачей и поэтому не всегда оптимально освещает клиническую ситуацию. Но многое, безусловно, зависело и зависит от того, какое содержание вкладывается в болезнь на разных этапах ее эволюции. Так, Авиценна понимал астму как судорогу легких. Маймонид дал первое описание смертельного приступа астмы. В 1682 г. Уиллис (Willis) связал удушье при астме с сокращением бронхов, положив тем самым начало теории бронхоспазма. Открытие Рене Лаэннеком (1781–1826) стетоскопа и метода аускультации позволило охарактеризовать физикальные особенности астматического приступа, получившие впоследствии образное название «музыка бронхов».

Первые принципиальные данные о бронхиальной астме были открыты в 80-х годах XIX века, когда Пауль Эрлих описал эозинофилы и базофилы. Мюллер, ученик П. Эрлиха, обнаружил эозинофилы в мокроте больных бронхиальной астмой и назвал их клетками Эрлиха. Впоследствии Лейден и Шарко описали продукты эозинофилов, то есть характерные астматические кристаллы (кристаллы Шарко — Лейдена).

К концу XIX и началу XX веков сложились некоторые теории, пытающиеся последовательно объяснить происхождение бронхиальной астмы: рефлекторно-судорожная (теория невроза), интоксикационная и теория бронхоспазма.

Со времени изучения явлений аллергии в начале XX века была отмечена связь между этим феноменом и астмой. Важную роль на этом пути сыграло открытие A.F. Coca особого вида антител — реагинов, обладающих способностью к фиксации на клетках собственных тканей (отсюда их второе название — гомоцитотропные антитела). Приблизительно в те же годы английский исследователь G. Dale выделил гистамин, что позволило объяснить механизм реализации бронхоспазма. В конце 30-х годов в экспериментах с легочной тканью морских свинок было показано, что гистамин является далеко не единственным стимулятором аллергического воспаления и бронхоспазма. Так, W. Brocklehurst выделил медленно реагирующую субстанцию аллергии (МРС-А), получившую свое название потому, что ее спастический эффект развивался медленнее по сравнению с действием гистамина и длился дольше. В дальнейшем стало известно, что МРС-А представляет собой смесь клеточных медиаторов воспаления — лейкотриенов.

С 20-х годов XX в. с целью прекращения астматического приступа стал использоваться гормон мозгового слоя надпочечников — адреналин, а с конца 40-х годов — препараты коркового слоя — глюкокортикостероиды.

Значительный прогресс в представлениях об иммунологических механизмах астмы был достигнут благодаря исследованиям K. Ishizaka et al., открывших в 1966 году особый класс белков — иммуноглобулины (иммуноглобулин Е, IgE), обладающие способностью к фиксации на поверхности клеток. Была доказана принадлежность к этим белкам основной массы реагиновых антител. Это открытие и целая серия последовавших работ позволили: 1) определить уровень иммуноглобулина в крови и субстратах организма; 2) доказать его связь с атопической формой астмы; 3) понять механизмы взаимодействия клеток при аллергии и астме; 4) расширить представления о генетических механизмах развития аллергии и астмы.

Принципиально важным шагом в понимании природы бронхиальной астмы стала теория A. Szentivanyi «β-блокады при атопии». Теория связывает развитие астмы с нарушением влияния катехоламинов на функции различных типов клеток. В результате отклонения от оптимального уровня реактивности нарушается стабильность жизненно важных процессов, вплоть до парадоксальных реакций при нагрузке (стрессе). Теория «β-блокады» создала предпосылки для анализа реактивности различных клеток в связи с механизмами аллергии, астмы, стресса, инфекции и оценки на этом уровне эффектов различных фармакологических препаратов.

К периоду 70–90-х годов прошлого столетия относится изучение роли простагландинов и лейкотриенов в развитии астмы, в том числе при астматической триаде. Этот вариант астмы (астматическая триада, аспириновая астма) был известен и раньше — с 20-х годов, его описание можно было встретить под эпонимическим названием «синдром Самптера». В таких случаях аспирин и другие нестероидные противовоспалительные препараты провоцируют обострение астмы, усугубляя скрытую дисфункцию синтеза простагландинов и лейкотриенов из общего предшественника — арахидоновой кислоты. На сегодняшний день с воспалительной активностью клеточного состава при астме (эозинофилы, тучные клетки, Т-лимфоциты, цитокины) стали связывать повышение концентрации оксида азота (NO) в выдыхаемом воздухе. То есть особенность воспалительного процесса стала связываться с характером клеток, мигрирующих в слизистую бронхов, и их биологической активностью.

Таким образом, в современную эпоху исключительно быстрого научно-технического прогресса наука добилась новых успехов в понимании факторов риска, сущности аллергенов, триггеров, патогенеза и клиники, методов диагностики и лечения бронхиальной астмы. Произошла коренная ломка практических понятий и всего строя мышления, усложнения в процессе познания данного раздела клинической медицины.

Тем не менее пришедшее когда-то нейтральное обозначение «бронхиальная астма» имело перед другими историческими дефинициями («странная болезнь», невроз дыхательных нервов, конституциональная астма, носовая астма, атопическое заболевание с одышкой, «астматический компонент» и др.) то преимущество, что оно определило локализацию болезненных проявлений, не подчеркивая, правда, этиологии. Этот период развития характеризовался истолкованием связей явлений лишь как причинно-следственных, без изучения существа самих связей. Этиологические представления сводились в конечном итоге к внешнему, случайному или просто к перечню факторов.

Так, в 70-х годах прошлого столетия бронхиальная астма понималась лишь как значительная вариация сопротивления воздушному потоку внутри дыхательных путей в течение короткого периода времени. Поэтому в 1975 году эксперты ВОЗ сформулировали определение бронхиальной астмы как «заболевание, характеризующееся приступами одышки, вызываемыми разно­-

образными агентами или нагрузкой и сопровождающимися клиническими симптомами, полностью или частично обратимыми в межприступный период».

В борьбе против симптоматической односторонности и выдвижения на аван­сцену хронического воспаления была разработана и издана Глобальная инициатива по астме (GINA, 1995), где бронхиальная астма определена как хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей, в котором принимают участие многие клетки: тучные, эозинофилы и Т-лимфоциты. У предрасположенных лиц это воспаление приводит к повторяющимся эпизодам хрипов, одышки, тяжести в грудной клетке и кашлю, особенно ночью и/или ранним утром. Эти симптомы обычно сопровож­даются диффузной, но вариабельной обструкцией бронхиального дерева, которая, по крайней мере частично, обратима — спонтанно или под влиянием лечения. Воспаление также вызывает содружественное увеличение ответа дыхательных путей на различные стимулы (гиперреактивность). То есть бронхообструктивные состояния, характеризующиеся хроническим аллергическим воспалением дыхательных путей, гиперреактивностью бронхов и обратимым ограничением воздушного потока, стали объединять под термином «бронхиальная астма».

В настоящее время, оглядываясь на прошлое, трудно понять, насколько объективными были диагнозы бронхиальной астмы. Эти сомнения имеют свою логику, так как в процессе познания различных нозологических форм возникала и трансформировалась терминология, потому что без названия теряется и познание, но «выручал» узаконенный симптом удушья, который, как всякий закон, был проявлением необходимости, тесно связанным с реальной жизнью.

Для лучшего понимания социальной и биологической значимости бронхиальной астмы, выраженной в удушье, мы приводим далеко не полный перечень больных, для которых характерны воля, трудолюбие, целеустремленность, отсутствие внутренней раздвоенности, разъедающих душу сомнений и т.д., то есть тех негативных качеств, которые могли быть принципиальным препятствием в решении их жизненных задач. Эти люди, несмотря на хроническое заболевание, сумели приложить все усилия к тому, чтобы стать выдающимися и знаменитыми в том виде деятельности, которому посвятили всю свою жизнь, всего себя, и не имели группу инвалидности по бронхиальной астме.

Итак, 8-й президент США Мартин ван Бюрен (1782–1862) болел пневмониями и бронхиальной астмой, в 79-летнем возрасте умер от сердечной недостаточности.

Историк и солдат, 26-й президент США Теодор Рузвельт (1858–1919) лечил бронхиальную астму только травяным чаем, болел малярией. При покушении пуля прошла 65 мм и застряла в мягких тканях правой половины грудной клетки, не пенетрировав плевру.

Астму 35-го президента США Джона Ф. Кеннеди (1928–1963) провоцировала шерсть, больной отказывался от лечения преднизолоном. Погиб от пулевого ранения при покушении.

Билл Клинтон, 42-й президент США (р. 1946), страдает герпесом, гастроэзофагальной рефлюксной болезнью и бронхиальной астмой; перенес аортокоронарное шунтирование.

Малия Абама, одна из двух дочерей 44-го президента США Барака Абамы (р. 1961), болеет бронхиальной астмой.

Вильям Шерман (1820–1891) — генерал, герой гражданской войны в США. Бронхиальную астму лечил белладонной.

Эрнесто Че Гевара (1928–1967) — команданте Кубинской революционной армии, сражался в трех революциях, казнен. До революционных событий был врачом, работал в институте аллергологии. Бронхиальной астмой болел с детства, курил. Единственный страх «товарища Че» — остаться без противоастматических лекарств.

Бронхиальной астмой страдали французский император Наполеон Бонапарт (1769–1821), русский царь Петр I Великий (1672–1725), который умер от пневмонии.

Чарльз Диккенс (1812–1870), новеллист и непревзойденный автор коротких рассказов; астму лечил опиумом, то есть методом, принятым в то время.

Марсель Пруст (1871–1922) — французский писатель. В истории французской литературы является родоначальником современной психологической прозы. Также блестяще писал журнальные эссе и бесконфликтные рассказы. В возрасте 9 лет обнаружилась бронхиальная астма, от которой он страдал всю жизнь. Обострения астмы сопровождались страхами, бессонницей, чрезмерной чувствительностью и другими вегетативными расстройствами. Пил холодное пиво в качестве средства против бронхиальной астмы. Умер от пневмонии.

Константин Паустовский (1892–1968) — русский советский писатель, мастер лирической прозы. Всю жизнь тяжело страдал бронхиальной астмой. Ему принадлежат слова, что «бронхиальная астма — безжалостная болезнь, заставляющая человека дышать в четверть дыхания…». Приступы астмы писатель купировал с помощью гидроионизатора, к которому приставлял свернутую газету, вдыхая таким образом воздух, обогащенный отрицательными ионами.

Эдуард Багрицкий (1895–1934) — русский советский поэт. Родился в Одессе. Прославился не только как искрометный поэт, но и как оригинальный переводчик Роберта Бернса, Томаса Тура, Вальтера Скотта и др. С детства болел бронхиальной астмой, тем не менее его главным хобби были птицы и рыбы, которым посвящено немало стихотворений и строк. Однажды Э. Багрицкий сказал: «Я лечу свою астму, когда читаю Мандельштама». Умер поэт в Москве, в четвертый раз заболев воспалением легких.

Исаак Бабель (1894–1941) — русский советский писатель, автор остропсихологических новелл о Гражданской войне (сборники «Конармия» (1926), «Одесские рассказы (1931), пьесы). «Задыхающийся от астмы Бабель вернулся в Одессу из польского похода Первой конной армии». «Сутулый, почти без шеи из-за наследственной одесской астмы, с утиным носом и морщинистым лбом, с маслянистым блеском маленьких глаз, он с первого взгляда не вызывал интереса. Когда у него начинался приступ астмы, он курил астматол». 13 мая 1939 г. И. Бабеля арестовали и 15 января 1941 г. расстреляли. Приговор подписал лично «вождь всех народов».

Диагностировалась бронхиальная астма и у представителя европейской музыки эпохи барокко — композитора и дирижера Антонио Вивальди (1678–1741). В 1703 г. он принял духовный сан. Однако из-за бронхиальной астмы Вивальди не мог проводить длительные богослужения и вынужден был отказаться от духовной карьеры.

Людвиг ван Бетховен (1770–1827) — немецкий композитор, пианист и дирижер. Страдал бронхиальной астмой. В детстве переболел оспой. Начал терять слух в возрасте 26 лет, к 49 годам был «глух, как камень». Он часто говорил: «Музыка должна высекать огонь из людских сердец».

Бронхиальная астма не обошла и кинозвезду Элизабет Тейлор (р. 1932), актрису Шерон Стоун (р. 1958), актрису и певицу Лайзу Миннелли (р. 1946), советскую, украинскую, молдавскую и российскую певицу Софию Ротару (р. 1947), рок-музыканта Элиса Купера (р. 1948), кинорежиссера Андрея Тарковского (1932–1986). Известный американский кинорежиссер, сценарист и продюсер Мартин Скорсезе (р. 1942) в молодости мечтал стать священником и даже учился в семинарии, но бросил учебу ради престижной киношколы при Нью-Йоркском университете. Бронхиальная астма ограничивала его физическую подвижность и сделала его поклонником экрана. Пятьдесят шестой день рождения Мартину Скорсезе устраивала пятая бывшая жена. За одним столиком с режиссером сидела молодая актриса.

Актриса Екатерина Волкова — нынешняя жена писателя и публициста, автора известных произведений «Это я, Эдичка», «Дети гламурного рая» Эдуарда Лимонова (Савенко) (р. 1943). Екатерина страдает бронхиальной астмой, на много лет младше мужа и пользуется баллончиком с лекарством для купирования удуший.

Среди спортсменов бронхиальную астму диагностировали у олимпийских чемпионов Тома Долана (р. 1976) и Курта Гроута (р. 1973), эфиопского марафонца Хайле Гебреселассие (р. 1974), 26 раз улучшавшего мировые достижения, который обладал ростом всего 164 см и еще в юности пробегал 20 км до школы и обратно. Из-за астмы он отказался участвовать в Олимпийских играх в Пекине, где воздух слишком загрязнен. Бронхиальная астма выявлена у четырехкратной чемпионки мира лыжницы Марит Бьерген (р. 1980), самого высокооплачиваемого футболиста планеты Дэвида Бекхэма (р. 1975), полузащитников Френка Лемпарда («Челси») и Пола Скоулза («Манчестер Юнайтед»), пловчихи, олимпийской чемпионки на дистанции 800 метров вольным стилем Ребекки Эдлингтон (р. 1989), рекордсменки мира по марафонскому бегу, родившей дочь, Поли Рэдклифф (р. 1973), пятикратного олимпийского чемпиона по биатлону Оле Эйнара Бьорндалена (р. 1974), который по разным причинам страдает затрудненным дыханием. Интересен И. Мурри — чемпион мира по марафону на инвалидных колясках.

Знаменитый итальянский спринтер и астматик Александро Петакки (р. 1974) чуть не был дисквалифицирован на один год, так как в его допинг-пробе был обнаружен повышенный уровень сальбутамола.

В связи с этим отдельные неподготовленные авторы считают бронхиальную астму самой допинговой болезнью. Такое утверждение несостоятельно, потому что спортсменам-астматикам разрешено принимать ингаляционные лекарственные формы, а не таблетки или инъекции. То есть имеется разница между астмой и кровяным допингом.

Итак, история, наука, клиническая медицина и личность. Имена больных в клинической практике — имена признанных и непризнанных героев. Знания — памятник врачебной деятельности.


Bibliography

1. Мостовой Ю.М. Перо в объятиях стетоскопа // Здоров''я України. — 2009. — № 21 (226). — С. 40-41.

2. Пухлик Б.М. Елементарна алергологія. — Вінниця: Велес, 2002. — 152 с.

3. Фещенко Ю.И. Бронхиальная астма — одна из главных проблем современной медицины // Укр. пульм. журнал. — 2000. — № 2. — С. 13-16.

4. Ходош Э.М. Бронхиальная астма: новый диалог врача и больного. — Х.: Майдан, 2008. — 50 с. 


Back to issue