Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 1(306) 2010

Back to issue

Размышления об «Антологии интриг и предательства в медицине»: Что это? Исторические хроники или предостережение современникам?

Мы дети любви, пропавшие в дебрях
Дремучих славянских лесов,
С крестом на груди, с повадками зверя
И с дерзостью бешеных псов.

 
Мы верим во Христа,
В счастливое завтра
И в лешего с Бабой-ягой.
Жалеем слонов с далекой Суматры
И ближних пинаем ногой.
 
Мы терпим нужду,
томимся богатством
И ищем потерянный след
В ту страну, где не бывает бед.

Мы ценим других, читая некролог
У серой могильной плиты,
И топчем живых, мол, век наш недолог,
На всех не найдешь доброты.

 
Мы наших врагов венчаем на царство
И ждем благодати с небес —
Там, где потом будет не так, как здесь.
Трофим. «Там, там, там…»

 

В нашей творческой жизни с Олегом Евгеньевичем Бобровым как-то самопроизвольно сложилась традиция: я обычно пишу послесловие к его очередной книге. Признаюсь, раньше сделать это было легче. Легче потому, что мы — соратники по цеху хирургов на протяжении более четверти века и многое, описанное О. Бобровым, пережили вместе. Прежде всего это отражало пережитые общие будни в хирургии, до боли знакомые каждому врачу нашего поколения и характерные для той бурной и быстротечной эпохи на изломе тысячелетий.

Сейчас время безжалостно изменило многое. Ушли из жизни корифеи хирургии и наши Учителя Игнат Михайлович Матяшин, Виктор Степанович Веревка, Владимир Сергеевич Земсков, Николай Михайлович Амосов, Александр Алексе­евич Шалимов. Невосполнимо и сплошь опустела шеренга крупных специалистов-личностей и по другим направлениям медицинской науки и практики в Украине.

Жители молодого государства безнадежно погрязли в путах аномии. Перманентный кризис управления во всех звеньях государственного устройства постепенно затянул удавку и на важнейшем социальном институте государства — здравоохранении. Депрессивные тенденции в морально-психологическом статусе индивидуального и общественного сознания стали постепенно разрушать выстраданную в годы советской власти трудом и кровью систему ценностей в медицине, да и саму основу системы здравоохранения, когда-то признанную ВОЗ лучшей в мире. Вместо ее обновления, реальной реформы и выведения на уровень новых мировых стандартов произошло ее уничтожение.

Управленческое ядро медицины трансформировалось в распоясавшуюся камарилью на всех уровнях с окончательно укоренившимся непотизмом и коррупцией. В результате …имеем то что имеем.

Государство однозначно продвинулось в одном — в кладбищах и памятниках. Это факт очевидный, не преувеличенный и известный всем. Но фактом является и то, что об этом в средствах массовой информации без опаски могут говорить правду, и то в стиле предвыборной риторики, совсем не медицинские работники, а только ангажированные для этого избранные лица нашего государства, защищенные депутатской неприкосновенностью. А что же отечественные эскулапы?

Страх! Вот что заставляет их молчать и продолжать безропотно нести свой крест. Таких молчаливых подвижников в белых халатах, слава Создателю, пока еще много. Жизнь такого врача — это служение благородной цели исцеления больного, не оцененный обществом подвиг, совершаемый день изо дня, поэтому ставший привычным, почти рутинным. Это тяжелый труд — так жить, бороться за жизнь больного и одновременно как-то умудряться сохранять свою. Такому врачу, правильнее сказать, приходится не жить, а выживать со своими мизерными доходами в нашем реальном материально-прагматичном жестоком мире в страхе не оказаться обузой для своих родных и близких в конце земного пути.

Остракизм наших чиновников от медицины всех уровней стал крайне опасным для вольнодумствующего и заговорившего, а тем более пишущего врача. Тут уже просто профессионального мужества недостаточно, нужна броня. А где ее взять простому врачу? Вот поэтому-то они и молчат, так ничего и никогда не сказав, лишь изредка позволяя себе неосторожно пофилософствовать «на кухне», но быстро «получают по голове» и замолкают под страхом потерять все, что имеют. Прежде всего единственный источник выживания — какую ни есть, но работу.

А что же чиновники и управленцы от здравоохранения? Тут совсем другой уровень. Теперь это отдельная каста конформистов и конкистадоров в медицине со своими лобби и хобби, накатанными механизмами мздоимства по этапам и отработанным схемам. Так устроилось, что чем мягче у чиновника кресло, тем тверже у него почва под ногами. Вот и выходит, что чиновник никогда не скажет правду, если не хочет потерять свое мягкое кресло и почву под ногами в твердой валюте.

Неужели все чиновники такие? Большинство! Иначе быть не может. Те, которые пытаются «по совести» что-то возражать, тут же вылетают из своих кресел.

Но у каждого своя Голгофа, и покаяние когда-то все же потребуется всем. Вопрос в другом — когда и какой прок будет от их покаяния?

Нет в Украине своих Солженицыных и Сахаровых и на Олимпе ученого мира. Светлые и гениальные головы, конечно же, рождала и рождает украинская земля, но многие покинули свое отечество, не выдержав палящего ветра перемен. Других сбили на взлете, и они канули в небытие, так и не сумев приспособиться к уродливой действительности, когда умные, талантливые и честные стали невостребованными и ненужными. Часть таких ученых-медиков ушли в частную практику или в фармфирмы, захлопнувшись в скорлупе корпоративных и частнособственнических интересов. Немало и тех, кто вовсе покинул медицину.

Разрушились научные школы, и в этом хаосе многие кафедры оказались захваченными ловкими квазипрофессорами и квазиучеными, у которых за спиной оказался долгий путь успешного освоения интригологии и ипокрита с улыбкой на лице и словами «чего изволите?» на языке. Востребованными стали абсолютное послушание и лакейская преданность «патрону-администратору», а не реальные профессиональные и научные достижения. В цене сегодня либо просто «широкая спина», «мохнатая рука», либо неисчерпаемый, нежно журчащий ручеек из «зелени».

Не является ли такое мое заявление пасквильным, несправедливым и субъективным? Отнюдь. Меня, как автора этих строк, можно было бы упрекнуть в предвзятости и неоправданном пессимизме, если бы не реальные факты глубокого демографического кризиса на всех территориях Украины, прогрессирование духовной, физической и моральной деградации, которые здравомыслящего гражданина и патриота страны не могут не привести в глубокое уныние.

Эпизодически некоторые чиновники высокого ранга от медицины, обычно защищенные депутатской неприкосновенностью, как правило, перед перевыборами все же говорят о трагическом состоянии нашего здравоохранения открыто. Так, в июне 2009 года на пресс-конференции в УНИАН в канун Дня медицинского работника, ссылаясь на данные и прогнозы Всемирной организации здравоохранения относительно демографической ситуации в нашей стране, народный депутат Украины, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева сообщила следующее.

До 2030 года в Украине останется 30 миллионов человек, если медицинская отрасль будет и дальше пребывать на таком катастрофическом уровне.

Сегодня средняя продолжительность жизни украинцев на 15 лет меньше, чем в Европе. С 1997 года мы не можем победить туберкулез, а по количеству больных с химиорезистентным туберкулезом, который не поддается лечению, наша страна на первом месте в мире. Более одного миллиона людей состоят на учете по поводу онкологических заболеваний, более ста тысяч ежегодно умирают. В лечебных учреждениях около 70 % всего медицинского оснащения полностью изношено.

Всемирная организация здравоохранения дает четкие критерии относительно финансирования медицины — оно должно составлять не менее 5 % от внутреннего валового продукта страны. Если этот процент ниже, то ВОЗ считает, что медицинской отрасли в стране нет! Украинская медицина сегодня финансируется всего на 2,7 % от валового продукта, из которых 85 % идет на заработную плату медицинским работникам.

В Украине на бумаге существует 25 национальных программ, из которых частично работают только 7, и финансируются они всего на 30 %.

Председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева считает, что ответственность за негативные тенденции в украинской медицине лежит на Министерстве здравоохранения, которое «не прилагает никаких усилий». Министра здравоохранения не бывает на совещаниях Комитета Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения, «вместо него присылают начальников департаментов Министерства, которые работают несколько месяцев, а ранее руководили финансированием сельского хозяйства».

Итоги печальные, а медицинская общественность молчит. Стыдливо молчит и медицинская элита — профессура, для которой честь, совесть, труд, талант, профессиональное мужество и героизм по определению должны быть не пустыми словами. Но так не может быть вечно! Неужели на протяжении двух последних десятилетий никто не поднялся на высокую кафедру и не вскрыл истину происходящего? Поднимались, вскрывали истину, а дальше — либо отступали в страхе «обрести славу журналиста Гонгадзе», либо те, кто перешел Рубикон, вскоре теряли должность, работу и вообще средства для существования.

И тут уместно вернуться к началу. Почему мне теперь писать послесловие к книге профессора О.Е. Боброва стало намного тяжелее? Да просто потому, что это стало опасным. Автор «Антологии» — это тот профессор, который перешел Рубикон. Он не только незаурядный хирург, признанный ученый и незаурядный организатор, но и человек-глыба с энциклопедической памятью и философским складом ума. Как личность неординарная и с крутым характером, он буквально через титанический труд создал и возглавил новую разместившуюся на трех клинических базах кафедру хирургии в столице, в самом именитом национальном медицинском «выше».

Реформаторский дух профессора настороженно был воспринят сразу после 2000 года, когда как из рога изобилия из-под пера О. Боброва в различных печатных СМИ начали выходить многочисленные острые публицистические и аналитические статьи, посвященные основам медицинского права, реформам в здравоохранении и другим актуальным проблемам нашей медицины. Вот тогда для него наступило время оверштага от узкопрофессиональной риторики до широкого публичного выступления, которое завершилось публикацией двух фундаментальных книг — «Медицина (нравы, судьбы, бесправие)» и «Нехирургические мысли (публицистика разных лет)». Кстати, эти книги неоднократно переизданы далеко за пределами Украины.

Разумеется, такие разделы этих книг, как «Невостребованные мысли по реформе здравоохранения», «Нищий врач, деньги и клятва Гиппократа», а также статьи «Врачебная мзда», «Хирурги-циники», не остались просто не замеченными «заинтересованными лицами», явно узнавшими себя. Инвектива не заставила себя долго ждать. Она перешла в хорошо организованную эскападу на моральное уничтожение с расчетом на физический аут.

Нет у меня сомнений, что именно эти жизненные обстоятельства и заставили профессора взглянуть глубже на проблему человеческих взаимоотношений во врачебной и научной среде, что и способствовало рождению нового аналитического произведения О.Е. Боброва — «Антология интриг и предательства в медицине».

Перечитываешь по многу раз отдельные очерки «Антологии» и проводишь параллели с реалиями сегодняшнего дня — сердце обливается кровью от вопиющей человеческой несправедливости и грязи. И возникает ощущение, что налетели мухи. Неужели все, что описано автором в «Антологии», и сегодня продолжается? Казалось бы, сменились эпохи, люди, многочисленные поколения, изобретены новые и до неузнаваемости изменены известные технологии оказания медицинской помощи, но апгрейд homo sapiens за две тысячи лет, и прежде всего его морального и нравственного облика, так и не наступил. Почему так? Я не нахожу пока для себя однозначного ответа. А может, его и нет в настоящем материальном мире?

Возможно, именно для того чтобы в памяти человечества не стерся этот горький опыт наших предшественников, а послужил лекарством для очищения и обновления грядущих поколений, умом и рукой автора водил Всевышний.

Наверное, автору предначертано судьбой пройти свой путь и вынести все испытания, для того чтобы дать обществу такое произведение, которое, дай Бог, заставит сегодня кого-то задуматься, кого-то переоценить свое жизненное кредо, а кого-то своевременно притормозить перед искушением совершить дьявольский проступок в своей жизни.



Back to issue